Как создается коллекция: Мудборд
  • 25.03.16
  • 7755

Как создается коллекция: Мудборд

Британская марка AllSaints запустила совместный проект со студентами программы BA (Hons) Fashion БВШД (куратор – Клэр Лопман). Студенты-дизайнеры должны были создать для бренда коллекцию FW 2016 из 6 луков. Перед студентами была поставлена задача: показать Россию через призму AllSaints, используя один или несколько из предложенных методов: коллаж, деконструктивизм или новаторство. При этом нужно не отходить от ДНК бренда, в частности, от цветовой палитры: для AllSaints характерны приглушенные тона, эффект поношенной ткани. Тусклая палитра служит фоном для обилия текстурных решений и ярких акцентов в виде массивной металлической фурнитуры и различных вариантов обработки краев и срезов.

В рамках цикла публикаций студенты расскажут обо всех этапах создания коллекции. Первый этап создания коллекции – это составление мудборда. Три дизайнера – Ульяна Некрасова, Анастасия Павлович, Нина Вересова – рассказали в подробностях, как составляли свои мудборды.

Ульяна Некрасова

Первым шагом было исследование Москвы через креативную призму бренда. Я много гуляла по центру города, фотографировала, делала скетчи, вдохновлялась атмосферой города через цвета, шрифты, текст, архитектуру, фильтровала этот материал и искала нечто общее с брендом. Некоторые районы Москвы, например, северо-запад или даже Китай-город, напомнили мне восточную часть Лондона, где базируется AllSaints. Именно это исследование города натолкнуло меня на мысль о необходимости отразить деконструирование как в крое и силуэте, так и в фактурах моей коллекции. В московской архитектуре это направление преобладает: постоянные стройки, пристройки и перестройки домов, сносы построек, расширение и изменения дорог. Таким образом, вид и пейзаж города меняется. Я деконструировала военную шинель и брюки, а также женственные свитера.

AllSaints
Мудборд

Далее я задумалась, как применить милитари-тематику, приверженцами которой являются AllSaints, учитывая современные российские реалии и ее военный имидж. В связи с активностями России на Украине и в Сирии, ее имидж в Европе и в мире стал более милитаристским. Я решила, что публику нужно удивлять, шокировать, но при этом отвлекать. Хотелось сохранить романтичность, женственность, хрупкость, сексуальность, провокацию, урбанистичность и при этом уйти от современного политического контекста. Поэтому я занялась исследованием истории моей семьи, чтобы проследить, как военная тематика повлияла на нее.

Для вдохновения я решила обратиться к моей семейной реликвии. Мой дедушка в 80-х и 90-х вручную делал альбомы и собирал различные семейные фотографии, которые он располагал часто по принципу контраста. На одной странице можно было увидеть фотографии моей бабушки 60-х годов в женственных, гламурных и утонченных платьях, вязанных свитерах, советских пальто с высокими меховыми воротами и шапками. Прямо около этих снимков - фотографии моего отца в длинной шинели 80-х годов с учебы в Академии КГБ. КГБ в то время ассоциировалось с чем-то романтичным, неизведанным, загадочным. Именно эти элементы стали основными образами коллекции.

Эти контрастные фотографии подсказали мне главную тему коллекции: двойная жизнь. Каково это, быть частью семьи и параллельно работать в КГБ? Я стала выдумывать этот мир, полный секретов, скрытности и загадок. Мне очень помогло исследование подземного города «Метро 2» – объекта, находящегося под зданием, замаскированным под офисный центр. Этот заброшенный подземный город полон неизведанности. Так я вдохновилась идеей контраста гламура 60-х с агрессией и силой этого подземного города.

Мудборд

Нина Вересова

Для исследования Москвы глазами AllSaints мы разделились на группы и отправились делать фотографии города, как если бы мы были туристами. Это очень занятная практика, можно открыть много нового в процессе такого исследования. Меня поразил Дом на Набережной – дом правительства, времен начала СССР. В те времена возможность жить в таком доме была чем-то сказочным и несбыточным. На каждой его стене висит по несколько памятных табличек о великих людях, живших здесь когда-то: политики, писатели, ученые, музыканты – люди, которые мыслили неординарно, которые обладали непередаваемой энергией, создавали, изобретали, улучшали, были молоды и полны надежд. Так я представляю себе целевую аудиторию AllSaints – молодые люди, не просто существующие, но думающие, стремящиеся в будущие, энергичные.


Противоречивость истории Дома на Набережной, как и истории России в целом, определили направление проекта. В годы сталинских репрессий жить в этом доме было почетно и страшно одновременно. Жители были постоянно под присмотром НКВД. Надзор был настолько сильным, что даже бытовой мусор тщательно инспектировался и проверялся на наличие предпосылок к антисоветским настроениям. Так возникла идея создать коллекцию, которая бы передавала чувство тревоги, неопределенности и страха. Коллекция посвящена силе духа и надежде на сохранение своей личности, взглядов и убеждений, даже в условиях полной невозможности выразить их.


Анастасия Павлович

Любовь AllSaints к форменной одежде подтолкнула меня обратиться к советской униформе из разных сфер деятельности. Наличие критериев, диктуемых ДНК бренда, лично мне упрощало работу над проектом, так как все они задавали баланс между функциональностью и декоративностью будущей коллекции.

Когда проект только начинался, было невозможно предугадать результат – я просто отправилась на поиски источников, собирая по ниточкам весь проект. Большим открытием стал для меня документальный фильм Дарьи Хлесткиной «Последний лимузин» об автомобильном заводе ЗИЛ: там была потрясающе энергичная женщина-бригадир в темной рабочей форме и белом ситцевом платке. Также абсурдно и прекрасно выглядел аккуратный маникюр алого цвета на руках двух работниц в экипировке из наслоения ватника, халата и пуховика, обрабатывающих детали в каком-то черном порошке. Мне это показалось самым ярким воплощением красоты по-русски.


В ходе поисков всевозможной информации я нашла знаменитое фото Картье-Брессона, сделанное в 1954 году, на котором запечатлен работник ЗИЛа - мощный мужчина в кожаном фартуке с огромным гаечным ключом в руке. Это фото стало воплощением расцвета машиностроительного гиганта, а в контексте моего проекта - символом мужественности и силы. После я стала искать эталонные изображения женственности в советских агитационных плакатах 40-х, сопоставляла их с документальной фотографией разных десятилетий СССР. Мне важно было собрать как можно больше информации - от выкроек белья тех времен и книг «Шейте Сами», до ватников и вещь-мешков советских солдат.

Мудборд примеры

Конечно, я посчитала невозможным развитие этой темы без упоминания участия девушек в Великой Отечественной войне. Книга Светланы Алексеевич «У войны не женское лицо» стала тем необходимым откровением, которое наполнило жизнью получившийся образ моих fragile soldiers. Мне хотелось, чтобы этот образ помог пробудить уверенность в русских женщинах, напомнил о тяжелой борьбе, силе духа. Моя концепция воплощала и образ девушки AllSaints – хрупкий и женственный, нарочито подчеркнутый маскулиными линиями.


Комментарии

Читать на эту тему