Правила Кэти Хорин – fashion-обозревателя New York Magazine и одного из наиболее критичных журналистов в сфере моды
  • 21.09.16
  • 2705

Правила Кэти Хорин – fashion-обозревателя New York Magazine и одного из наиболее критичных журналистов в сфере моды

Кэти Хорин – один из наиболее жестких журналистов в fashion-индустрии. 14 лет она провела на позиции модного критика в The New York Times, а затем стала обозревателем дочернего издания New York Magazine – The Cut. Ее материалы появлялись в лучших мировых изданиях – от The Business of Fashion до System, чьи печатные копии практически невозможно достать.

Если вы никогда не читали обзоры Хорин и, в целом, с ней не знакомы, то для понимания мы приведем отрывок из ее знаменитой заметки о летней коллекции Alexander Wang 2011 года: «Вэнг – не великий дизайнер, хотя и был бы рад принимать почести, которые люди хотят ему возносить. Однако он точно знает толк в бизнесе. В отличие от витающих в облаках коллег, он решил делать понятную одежду – классический прием для привлечения внимания как можно большего количества людей, существовавший еще до появления интернета. <...> У Вэнга не хватает смелости попробовать сделать что-то новое или сложное, но что у него точно есть – это Китай. Почти все его вещи сейчас отшиваются там».

Подобную бескомпромиссность часто принимают за озлобленность. Однако нам близки критическое отношение и прямота, которые практически невозможно встретить, например, в потребительской глянцевой журналистике, зачастую скованной рекламными контрактами. Мы решили разобраться, чем Хорин живет и чем дышит.


«Если посмотреть, какие прорывные идеи в дизайне принесли 60-е, 70-е, 80-е годы, то в нынешнее время, боюсь, мы не найдем ничего похожего. Есть ли сейчас люди, подобные Реи Кавакубо? Или Мартину Маржеле? Или Хельмуту Лангу? Они во всеуслышание заявляли о времени, в котором живут. Я не думаю, что кто-то будет со мной спорить, потому что сейчас мы просто не видим, чтобы такие люди вообще появлялись».


«Я искренне люблю Армани – и человека, и его марку. Мне нравится, что он многого достиг, мне нравится его команда. Но честно, о его вещах трудно писать. Мне кажется, что модному критику лучше вообще не появляться у него на показе. Я не могу написать критическую заметку об Armani, потому что там и писать практически нечего».


«Мне кажется, в модной журналистике существует мало заполненная ниша: вокруг очень много обзоров, касающихся моды в широком смысле, но недостаточно информации о происходящем с изнанки. Есть возможность делать материалы исследовательского плана об индустрии, о больших компаниях. Пусть это даже будет простой блог, пусть первое время он будет малозаметным и одиноким. Чтобы сделать что-то подобное, нужно быть журналистом, который не рвется в первый ряд на показах. Это вообще не должно его интересовать, такая журналистика вообще не об этом. Нужно лишь хотеть задавать вопросы – в бизнесе работает много людей, несложно выяснить, что там происходит. И это был бы крутой блог. Спустя время его бы начали читать даже люди из индустрии – просто чтобы понять, что вообще происходит».


«Эди Слиман ополчился на меня из-за статьи 2004 года – причем даже не о нем, а о Рафе Симонсе. Я тогда написала, что без Симонса с его любовью к узкому крою и моделям с улицы не было бы и Эди Слимана. Однако господин Слиман решил настоять, что именно он первым представил узкий мужской костюм. Это был глупый спор. Кому вообще есть дело до этого? <...> Несмотря на то, что я положительно отзывалась о его коллекциях для Dior Homme, на дебют Слимана в роли креативного директора Saint Laurent меня не пригласили. Но обзор на показ мне ведь нужно писать – поэтому я писала его по фотографиям из интернета».


«Когда я начинала, в модной журналистике практически не было места критике. Обозреватели буквально описывали каждую вещь из коллекций, уходя в самые мелкие детали. <...> Однако затем я пришла в The Washington Post – и там редакция разносила все в пух и прах: будь то художественная критика, или обзоры, или большие истории для первых полос – везде прослеживалось собственное мнение. В этом месте было естественно быть критиком. <...> Тогда я начала понимать, что читателям не обязательно знать все эти мельчайшие подробности о каждой коллекции. Касаемо моды, они хотят знать ответы лишь на два главных вопроса: «Что это значит?» и «Почему я должен это знать?».



Комментарии

Читать на эту тему