Интервью: Джулия Мяннистё, основатель марки Mannisto.co
  • 23.09.16
  • 1250

Интервью: Джулия Мяннистё, основатель марки Mannisto.co

Исследователи Хельсинкского университета Ольга Гурова и Дарья Морозова поговорили с основательницей марки Mannisto.co Джулией Мяннистё. Финский дизайнер рассказала о модном образовании в Финляндии и Великобритании, о важности практики для студента-дизайнера, об участии в самых известных мировых конкурсах для начинающих дизайнеров и о проблемах молодой марки.

Слева - © 2016 Kristján Czakó Visual Impact, справа - кадр из лукбукаь к картинке

Ты получила степень бакалавра по дизайну одежды в университете Аалто и степень магистра – в Central St. Martins. Почему ты выбрала эти университеты?

Я выбрала Аалто из-за его репутации и оснащенности оборудованием для работы с текстилем, которая меня всегда очень интересовала. Также, потому что это самая большая школа в Хельсинки, то место, куда идут те, кто хочет серьезно заниматься модой. Еще из-за преподавателей, которые стараются «достать» из нас самое лучшее.

Прежде мужская мода была не самым популярным направлением в университете, но Туомас Лаитинен (Tuomas Laitinen) мотивировал студентов ей заниматься, и меня в том числе. Затем я подумала, может быть стоит поехать куда-то еще и продолжить заниматься именно мужской одеждой. Конечно, я знала репутацию Central St. Martins, хотела туда поступить, и в итоге меня взяли. Лондон – прекрасное место, интернациональный город, очень большой, столица моды и, что немаловажно, там занимаются мужской модой в том ключе, который мне нравится.

В чем разница в системах образования?

Бакалаврская и магистерская программы различаются и в рамках одного университета. Бакалавры учат основы – как конструировать и шить одежду. На магистерской большее значение имеет развитие идей и личности дизайнера, кем ты являешься как дизайнер.

Аалто, хоть это и большой по финским меркам университет, все равно воспринимается как маленькая семья, где все все делают вместе. Мы учили основы, можно было много экспериментировать на любом доступном оборудовании.

На магистерской программе каждый дизайнер сосредоточен на себе и том, что он делает, на своей будущей карьере. На курсах мы делали коллекции одну за другой. При этом мы использовали уже наработанные навыки, то, что уже умели хорошо делать, а тьюторы помогали развить эти навыки, чтобы они стали еще лучше. Такая работа на себя – подготовка к выходу на рынок, где нет преподавателей и других студентов, и ты уже сам за себя в ответе.

Это самые значительные отличия. Кроме того, в Аалто я училась на своем родном финском языке. Учеба в Лондоне – подготовка к международной карьере. Ты узнаешь большое количество людей из профессии и из бизнеса, понимаешь, что требуется от дизайнера на рынке. Разница между BA и MA для меня в том, что сначала я была как бы в своем маленьком уютном безопасном мирке, а затем вышла из комфортной зоны навстречу разным сложностям и изменениям, начиная от повседневных привычек, касающихся еды и сна, и заканчивая дизайном.



Британская система образования в самом деле готовит для работы в бизнесе?

Да, конечно, в британской системе хорошо отлажена помощь молодым дизайнерам. Они держат руку на пульсе, знают, что происходит на рынке в данный момент, взаимодействуют с британским и мировым бизнесом и могут сориентировать, что сработает, а какие идеи лучше отложить, потому что они не будут востребованы в индустрии.

Можешь подробнее рассказать о бизнес-составляющей образования в Финляндии и в Великобритании? Говорят, что университет Аалто больше ориентирован на творчество, а в Британии уделяют большее внимание бизнесу. Это так?

Да, так можно сказать. Многие мои друзья учатся в разных университетах Лондона, например, в Royal College of Arts, в London School of Fashion или в University of the Arts London. И везде задают вопрос: «Можно ли носить и продать то, что вы делаете?» Поэтому всегда приходится задумываться о деньгах и бизнесе, о коммерческой стороне дизайна, вне зависимости от того, работаешь ты на себя или на компанию.

В Аалто важна креативность и творческий подход, в особенности на бакалаврской программе, цель которой – максимально раскрыть творческий потенциал дизайнеров. Здесь в меньшей степени задумываются о том, как продать дизайн, но в большей – как сделать что-то новое. Понятно, что с таким подходом инвесторов заинтересовать не так легко. Но я считаю, что дизайнер должен уметь думать не о деньгах, а о дизайне, так как без этого нечего будет и продавать.

Я считаю, что в идеале нужно заканчивать и BA, и MA. Тогда есть возможность и развить творческую сторону, и получить знания о моде как бизнесе. Иногда я думаю, что не так уж плохо, если молодой дизайнер, не получив образования, начнет творить и нарушать сложившиеся стереотипы и правила.

Насколько типично и важно для студентов-дизайнеров проходить практику в компаниях во время учебы?

Я бы сказала, что это также важно, как и образование. Потому что, если смотреть на карьеру в перспективе, если в будущем ты планируешь основать свой собственный бренд, нужно понимать, как это все работает. Работа очень сильно отличается от того, что дизайнер делает в университете, и эти знания и навыки просто неоткуда взять, находясь все время в четырех стенах.

Хорошо иметь опыт работы и в большой, и в маленькой компании. Часто дизайнеры даже не подозревают, какие возможности есть в компаниях. Скажем, они знают о профессии дизайнера или конструктора, но надо понимать, как работает компания в целом, чтобы в будущем знать, на какие позиции ты можешь претендовать и что на них нужно делать. Поэтому чем раньше вы попадете на практику, тем лучше.

В Великобритании целый год можно посвятить практике, например, полгода работая в одном месте, и полгода – в другом. В Central St. Martins эта система отлично отлажена, их студенты попадают в престижные модные дома. Хотя важно, чтобы студенты понимали, что не все из них будут работать в таких модных домах. Есть много других возможностей – небольших компаний или, наоборот, фирм по производству массовой одежды.

В Финляндии нас тоже стимулировали идти на практику, но там это гораздо сложнее. Слишком мало мест, куда можно обратиться, и нужно ехать за границу. Это, в свою очередь, сложно, потому что система обучения такова, что потом придется досдавать курсы, поэтому это было не очень распространено, по крайней мере, когда я училась. Кроме того, практика как правило не оплачивается.

На практике я три месяца работала у Бернарда Вильгельма. Это была маленькая студия с четырьмя сотрудниками. Но опыт был незаменимым, потому что там я поняла, что означает иметь свою студию, и как я могла бы сама работать в будущем. Поэтому я бы рекомендовала студентам поработать и в небольшой марке, и в более крупной компании во время практики, чтобы получить разный опыт.



Сложно было попасть в эту студию?

Сегодня это все очень легко, потому что есть интернет. Я сама для найма интернов пользуюсь интернетом. Хотя тогда мне помогли контакты в университете, я знала людей, кто работали на этого дизайнера, они дали координаты, и я отправила заявку. Это было на третьем курсе Аалто. Потом, вернувшись, я досдавала курсы и делала выпускную коллекцию. И сразу после этого поступила на MA.

Дизайнеры из Аалто уже десять лет успешно участвуют в конкурсе Hyères festival во Франции, но ты не принимала в нем участие, да? А после окончания Central St. Martins ты победила в International Fashion Showcase (IFS) в Лондоне и затем прошла в полуфинал LVMH prize. Можешь рассказать об опыте участия в этих конкурсах?

Моим первым конкурсом был скандинавский Designers’ Nest contest в Копенгагене. В нем я приняла участие со своей первой коллекцией, которую сделала на втором курсе университета. Я не участвовала в Hyères festival сама, но была ассистентом Элины Мяяттянен (Elina Määttänen), которая прошла в финал в 2015 году и выиграла один из призов. Это очень полезный конкурс, потому что люди в индустрии за ним следят, они знают, кто участвовал и победил. Конкурс привлекает средства массовой информации, твое имя появляется в прессе. Все это очень помогает, когда начинаешь искать работу, даже если не выиграл. Кроме того, там очень располагающая обстановка для знакомств с людьми из индустрии и приобретения связей и контактов. Профессионалы туда приезжают как в маленький отпуск, все расслабленные, но готовые к общению.

Что касается IFS, я сначала не планировала принимать в нем участие, но Лилиана Сангино (Liliana Sanguino), которая в тот момент вела курс по дизайну женской одежды в London College of Fashion, меня пригласила. Стоит отметить, что я родилась в Колумбии и выросла в Финляндии, поэтому меня позвали именно как дизайнера с колумбийскими корнями. Конкурс тоже был интересен с точки зрения связей и контактов, в том числе, с людьми из Колумбии. Кроме того, хорошо, что там были молодые дизайнеры не только из мировых столиц моды, но и представители других стран. Конкурс был включен в официальную программу Лондонской недели моды, поэтому представителям СМИ он также был интересен. Участие, как и посещение, были бесплатными. Там я познакомилась с Ставросом Карелисом (Stavros Karelis), байером Machine-A, который сделал первый заказ моей коллекции.

Там же я познакомилась с людьми, которые предложили принять участие в LVMH prize. Этот очень престижный конкурс в мире моды. До сих пор не могу осознать, что я там была. Многие годами работают в индустрии, а я только начала и уже смогла встретить самых известных людей, которых видела только на страницах журналов. Конкурс был отлично организован, а отзывы профессионалов, байеров и СМИ были мне очень полезны.

Теперь, по прошествии некоторого времени, ты можешь оценить пользу от участия?

Конечно, связи – это самое главное. Также опыт. Конкурс помог мне понять, как нужно представлять коллекцию и свои идеи важным в индустрии людям. Даже сам по себе такой показ, вне участия в конкурсе, сложная вещь – ты в состоянии и стресса, и восторга одновременно. Как представить себя профессионально и как взаимодействовать с другими профессионалами индустрии? Но люди были очень добры ко мне, давали отзывы – и хорошие, и критические. Мне говорили: «Твой бренд может развиваться в таком направлении, но можно развивать его и в другом ключе». Довольно много людей связывались со мной после конкурсов, чтобы взять интервью или поговорить о возможности продавать мои вещи.



Насколько сложно было попасть на конкурсы? Нужно ли для этого быть включенным в определенные сети, иметь нужные контакты и т.п.? Может человек без связей принять в них участие?

Я бы сказала, что никаких связей не нужно. Конечно, если дизайнер уже знает людей – это помогает. Но думаю, что если у тебя есть талант, трудолюбие и хорошая коллекция, то нет никаких проблем туда попасть. Например, участников IFS набирают по открытому конкурсу (open call). Думаю, что все дизайнеры попали туда именно через этот конкурс, вряд ли через связи. Подать заявку несложно – нужно лишь послать свои материалы. Главное – сильная работа, видение, талант. Важно, чтобы работа была представлена определенным образом, соответствовала критериям конкурса. Конечно, связи в этой индустрии полезны, но всегда есть дизайнеры «из ниоткуда», и это круто, что они появляются. Сначала у них нет связей, но со временем, по ходу работы, они обязательно появляются. Я настоятельно советую всем, кто задумывается об участии, посылать заявки.

Расскажи про твой опыт участия в Berlin Alternative Fashion Week и в Pre Helsinki. Почему ты выбрала эти мероприятия?

Что касается Берлина, когда я решила создавать свой бренд, я хотела делать это за пределами Хельсинки. Мне так проще – работать за пределами страны. И это довольно распространено среди дизайнеров, они работают по всему миру, так как это помогает по-другому взглянуть на вещи.

Альтернативная неделя моды была как глоток свежего воздуха. После учебы в Central St. Martins мне очень хотелось заняться творчеством, и Berlin Alternative Fashion Week как раз для этого подходит. Эта неделя моды в большей степени для экспериментов, а не для коммерческих коллекций. Мне нравится концептуальный дизайн. И в тот момент мне хотелось видеть вокруг себя творческих людей, которые готовы экспериментировать и не слишком думать о продажах. Это было как бальзам на душу. Также я хотела показать свою коллекцию, которую начала делать, когда училась на магистерской программе. Кроме того, моя студия была в Берлине, поэтому мое участие было таким логичным.

Затем, когда подошло время продлять аренду студии в Берлине, в Турку появилось отличное пространство для работы, и я решила переехать туда. В итоге, после года жизни в Германии я вернулась в Финляндию. Здесь у меня много контактов, здесь по-прежнему находятся многие мои друзья из университета Аалто, которые, узнав, что я вернулась, пригласили меня участвовать в Pre Helsinki – мероприятии, которое можно назвать альтернативной неделей моды. Это было отличной возможностью, потому что спустя почти пять лет после окончания учебы в Аалто я смогла показать свою коллекцию дома, в Финляндии.

Коллекцию я показала на выпускном шоу Аалто и на мероприятиях Pre Helsinki. Но все теперь выглядит совсем по-другому, не так, как пять лет назад. Когда я училась, шоу проходило чуть ли не в подвале университета, а теперь – это огромное популярное пространство в городе, Кабельная фабрика, большое количество представителей престижных международных СМИ и ключевые люди в индустрии, как из-за рубежа, так и местные. Поскольку я училась здесь только на бакалавра, не успела тогда познакомиться с людьми из медиа и бизнеса. Уровень мероприятий заметно вырос. Что касается дизайнеров, в Pre Helsinki участвуют, наверное, самые лучшие финские дизайнеры, те, кто имеет опыт в международной индустрии. Некоторые из них имеют опыт только за рубежом – в Лондоне, Париже или в азиатских странах, а не в Финляндии. Поэтому мне так нравится идея представить их работы (в том числе и мои) дома, познакомить с ними финскую публику и профессионалов.

А почему ты не пошла работать в индустрию после окончания университета?

Не знаю, насколько это было сознательным решением. Не знаю даже, насколько я вообще «заточена» на работу в индустрии. Мои сильные стороны – видение, какие-то более глобальные вещи. Мне сложно было бы заниматься отдельными операциями в большой компании. Поэтому открыть свой бренд казалось мне естественным выбором. Мне действительно нравится иметь свою студию, работать с интернами, со студентами – думаю, что уже могу их чему-то научить, и не только техническим вещам, но и тому, как устроен мир моды. На самом деле, в целом я люблю организовывать, выстраивать свой собственный мир. Мне также интересно ставить перед собой цели и достигать их, преодолевать сложности, смотреть, как далеко я могу пойти, чего смогу достигнуть.

В общем, я не помню, чтобы в один день решила, что я не буду работать в индустрии. Я получила приглашение участвовать в IFS, и с этого все стало развиваться, оттуда пришли первые люди, которые захотели покупать мои вещи. В любом случае, если мой бренд не будет успешным, я смогу его закрыть и пойти работать в индустрию или заняться чем-то совсем другим. Это может случиться тогда, когда у меня уже не будет потребности работать на себя . Но в данный момент я планирую развивать свой бренд, до тех пор, пока люди будут покупать мои вещи.



В одном из своих интервью Туомас Лаитинен, чье имя ты упоминала, говорил, что после окончания университета лучше поработать в индустрии, набраться опыта. Что ты об этом думаешь?

(Смеется): Я бы наверное согласилась. Думаю, что я и сама говорю интернам, что если они хотят открыть свой бренд, то хорошо бы сначала поработать в индустрии, получить опыт, найти деньги, а потом начинать что-то свое. Но это также и вопрос твоих собственных предпочтений, желаний. Если ты хочешь свой бренд – создавай его. Но конечно не удивляйся, если это будет супер-сложно – у тебя не будет ни выходных, ни денег, никакой другой жизни.

Это вопрос того, насколько ты готов вкладываться в самом начале. Ведь гораздо проще начать работать на кого-то. Поэтому Туомас прав. Лучший сценарий – после окончания университета поработать в компаниях, пока ты еще молод. Но мне уже 35 лет. Если бы я пошла учиться в Аалто будучи чуть более молодой, может быть и не стала делать свой бренд сразу после окончания университета. Ведь это требует и жизненного опыта. Это ведь не только коллекции создавать, нужно уметь организовывать и управлять бизнесом.

В то же время, некоторые молодые люди обладают большим количеством энергии. Если у них достаточно денег и есть возможность – почему бы не начать. Когда работаешь в индустрии или на кого-то, становишься более предсказуемым, неспособным на риски. Работа в индустрии меняет взгляд дизайнера. Большие компании не рискуют, все управляется продажами, не так много возможностей сделать шаг в сторону. Поэтому нужно быть по-хорошему немного сумасшедшим, чтобы не бояться рисковать, открывать свой бренд и быть готовым к тому, что что-то не получится и придется попробовать что-то еще.

Каковы типичные карьеры твоих одногруппников по Аалто и Central St. Martins?

Думаю, что большинство выпускников идет работать в индустрию. Некоторые уходят в смежные сферы – например, становятся редакторами или блогерами. Мало кто запускает свой лейбл. Если посмотреть на мой выпуск в St. Martins, нас было примерно 40 человек, несколько человек занялись своим лейблом, но это меньше десятка. Может, это еще связано с тем временем, когда я училась – все еще были отголоски кризиса, люди боялись рисковать. В целом, думаю, что большинство идут в индустрию, заметная часть делает что-то еще и лишь небольшой процент открывает свой бизнес.

Когда ты создала свой бренд и на каком этапе сейчас находишься?

Я бы сказала, что бренд появился в 2015 году, между 2014 и 2015, а сейчас я делаю вторую серьезную коллекцию. Получается не так быстро, нужно все выверить. Сейчас мне нужно расширяться, думать о команде и продажах. На удачу, мой стиль довольно коммерческий. Я рассматриваю предложения продаваться в Лондоне, Берлине и в азиатских странах, в Южной Корее. И в России, кстати, тоже – мне было бы интересно здесь продаваться.

В целом, я в хорошей ситуации, поскольку начинаю расти, а это всегда проще, чем пытаться удержаться. Следующий шаг – презентация моей новой коллекции в Южной Корее, затем – в Лондоне, и после этого я займусь следующей коллекцией. Я собираюсь делать всего две коллекции в год. Я планирую продаваться в концепт-сторах, пока не в больших универмагах, куда начинающему бренду попасть сложно и условия не всегда хороши.



Твоя первая коллекция называлась «Парни не плачут» («Boys dont cry») и была вдохновлена хоккеем и модой елизаветинской эпохи. Она концептуальная, и мне интересно, как тебе удалось сделать ее коммерческой? Ты говоришь, что это было просто.

Да, коллекция действительно концептуальная. Но если посмотреть на вещи – то это толстовки, куртки, джинсы – все это продается. В новой коллекции, как и в «Boy’s don’t cry», большое внимание уделяется принтам, но ее основа – это базовая одежда. Современная базовая одежда для мужчин. Я хочу делать вещи для молодых людей, поэтому надеюсь, что мне удастся удержать цену такой, чтобы она была доступна для них.

Насколько сложно совмещать творческий и коммерческий подход в коллекциях?

Может быть сложно. Если говорить о производстве – мы делаем принты, и хотелось бы делать их так, чтобы и производить больший объем, и не терять ощущение эксклюзивности. На самом деле, производство у меня сейчас «под боком». Это поможет делать большие объемы и вносить изменения, если будет необходимость – например, напечатать образцы и затем вносить корректировки. Моя мечта – отдать конструирование и пошив на аутсорсинг, а принты делать в собственной студии. Мне нравится заниматься принтами и дизайном текстиля.

Что касается дизайна, в мужской моде есть свои ограничения – определенный набор вещей, такой как брюки, рубашки, свитшоты, худи, куртки. Сильно не разбежишься с сумасшедшими идеями. Но если сумасшедшие идеи есть и очень хочется, можно реализовать их в принтах и материалах. Мне нравится мужская одежда, потому что она задает некоторые пределы для работы. Это и помогает делать коммерческий дизайн.

Как организована повседневная жизнь твоего бренда?

Мы в самом начале пути, сейчас работает только два человека – я и мой ассистент. Надеюсь, что скоро появится третий человек. У меня также есть интерны, обычно 3-4 человека. Как правило, я приглашаю иностранцев, мне нравится работать с людьми с различными бэкграундами, это дает свежий взгляд.

Я отвечаю за дизайн и принты. Ассистент помогает мне во всем, но, в первую очередь, в работе с интернами. В данный момент я сама занимаюсь организационной стороной бизнеса и производства, и в этой области мне нужна помощь. Я ищу бизнес-партнера, который бы занялся отлаживанием бизнес-процессов и продвижением бренда, в частности, в социальных медиа. Пока я делаю это сама, но хорошо если бы это делал кто-то, кто разбирается и кому это нравится.

Можешь перечислить основные проблемы молодой марки?

Проблема – заниматься бизнес-стороной процессов, не имея бизнес-менеджера, тогда как ты – дизайнер. Нужно поменять способ взгляда на вещи с творческого на более практичный и объективный. Также, нужно научиться думать и делать одновременно множество вещей. Это похоже на то, как учить несколько языков одновременно. Сначала – немного китайского, потом переключаешься на русский, начинаешь путать слова. Очень сложно сконцентрироваться, нет возможности отдаться собственно творчеству. Нужно думать про организационную сторону, цифры, баланс. Это, наверное, самое сложное. Еще – план. Иногда про него можно забыть, просто делая одно дело за другим. План на самом деле очень важен, он должен быть на 5-6 месяцев вперед. Еще одна проблема – поиск инвестора. Это очень трудно в Финляндии.

Как ты думаешь, каким будет будущее финских дизайнеров в такой ситуации?

В Финляндии нет возможности сделать большие деньги, рынок здесь мал. Мне нужно зарабатывать где-то еще, чтобы продаваться в Финляндии. Вообще, не думаю, что было бы разумным работать только в Финляндии и для финнов. Мода – мировое явление, она не знает границ, мода невозможна без взгляда за их пределы. Мода – это форма коммуникации, диалог, разговор. Нужно знать, что происходит за пределами твоей страны, чтобы развиваться и продвигать моду дальше.


Комментарии

Читать на эту тему