Владислав Грановский – о становлении Vassa&Co, производстве в кризис и новых веяниях в мировом модном бизнесе
  • 11.01.16
  • 4057

Владислав Грановский – о становлении Vassa&Co, производстве в кризис и новых веяниях в мировом модном бизнесе


Мы поговорили с Владиславом Грановским, президентом компании Vassa&Co, о состоянии дел в российской фэшн-индустрии через призму пятнадцатилетней истории марки.


Владислав Грановский,
президент компании
Vassa&Co

Об опыте Vassa&Co

Создавать бренд – это стратегическая задача, которую невозможно решить даже за самую феерическую неделю моды. Нужно пройти путь от небытия до популярности. И поэтому я искал человека, который будет нацелен на результат. Мне не хватало того, кто знает, что хочет.

Я нашел Вассу, которая к тому времени успела поработать в Нью-Йорке. Она во многом изменила мои взгляды, мои устремления. Я был открыт, я не сказал, что я буду делать свое, а она – свое. У нас была общая цель. Нужно было просто создать условия и помогать. Конечно, нужно было и отстаивать свои взгляды, когда ее заносит на очень крутых поворотах. Но основное направление было выбрано тогда.

В 1998 году, за два года до запуска марки, мы поняли, что в России нет брендов, которые строят бизнес в моде. Тогда все было завязано вокруг шоу. Ведущие отечественные дизайнеры занимались в основном самопрезентацией, причем нерегулярной – могли исчезнуть на пару лет, потом появлялись деньги и создавалось очередное шоу. А за этими шоу – ничего.

Мы создавали первый российский концептуальный бренд с узнаваемым стилем. Мы работали на перспективу стать мировой компанией. В 2000 году, когда мы запускали Vassa&Co, у нас не было опыта работы с подобными проектами, но было ощущение, что нужно создать нечто не характерное для страны.

Архивные съемки 2000 и 2004 годов


О производстве

Разные кризисы – это разные возможности и разные невозможности. Вот этот кризис гораздо хуже отразился на нас, чем тот который был в 1998 году. Во-первых, все люди стали беднее. Во-вторых, возникла проблема с поставкой тканей и отшивом коллекций. Мы работаем исключительно с импортным сырьем. Это Италия, Франция, Япония, Германия – от тканей до ниток. 90% женской коллекции мы шьем в Москве на родственном нам предприятии, а мужскую – в Италии. Весь женский трикотаж и аксессуары мы тоже делаем в Италии. Некоторые модели блуз и маек мы отшиваем в Португалии. Поэтому кризис просто не мог на нас не отразиться.

Мне многие говорят, зачем шить в Москве, надо убежать хотя бы в Калугу, Орел, будет подешевле. Да, будет дешевле. Но мы потеряем тот процесс создания коллекции, который мы наладили. Дизайнерская группа, конструкторская группа и производство – это единое целое сейчас. Здесь мы можем повлиять на процесс, что нельзя будет сделать на предприятии в отдалении: в Китае, Монголии или еще где-то.

У нас немаленькие цены, но они вполне резонны для такого предложения. Тот уровень качества, который мы предлагаем во всем – и в сырье, и в дизайне, и в пошиве – стоит этих денег. Понижать качество, то ли за счет сырья, то ли за счет пошива, то ли за счет того и другого, мы не можем. Мы потеряем то, что наработали за 15 лет.

Из коллекций 2012 и 2014 годов


О магазинах

Сеть магазинов – это же тоже не самоцель. У нас нет задачи открыть 500 магазинов, у нас менталитет нишевой марки. Мы не стремимся делать массовый продукт. Нас выбирают клиенты, которым близка наша концепция. Мы открыли ровно столько магазинов, чтобы нашим покупателям было удобно находить наш товар.

Мы сами открываем магазины в Москве и Петербурге. Торговых центров в Москве много, однако мест, где реально ходит правильный покупатель, мало. Мы развиваемся в регионах, но по франчайзингу. У нас на сайте можно понять: куда прийти и что спросить. Только нам не интересно, чтобы наш товар просто продавали. Сотрудничество для нас подразумевает понимание и принятие нашей концепции и постулатов, без которых невозможно передать дух бренда на расстоянии. Если он будет усечен и не узнаваем – это уже плохо. Конечно, мы находим таких творческих бизнесменов, точнее, они нас.

Другая сложность – кабальные договоры аренды. Я помню, что когда мы открывались в Гостином Дворе, напротив была маленькая секция девочки, которая талантливо делала куртки. Взяла узкий сегмент, но глубоко копнула. У нее продавалось, но аренда была ей не под силу.

Однако я считаю, что дизайнерам нужно открывать свои монобренды. Мультибренд российских дизайнеров – это как салат, все вперемешку, и сложно разобраться, кто и что там предлагает. К тому же, русские дизайнеры – это не какой-то особый тип дизайнеров, который нужно отдельно огораживать и охранять. Чем отличается питерский дизайнер от бельгийского?

Интерьер магазина Vassa&Co в 2000 году


О молодежной линейке

У нас есть дальние виды: мы хотим делать одежду для молодых, но продвинутых людей. По большей мере для тех, кто не может покупать изделия по тем ценам, которые у нас сейчас. Мы бы отшивали линейку в Китае, но при этом не забывали про концептуальность. А это очень трудно, это как пройти между Сциллой и Харибдой. Ведь что такое концептуальность в молодежной среде? Это же не юбки на пелеринах делать. Для начала нужно задать себе вопрос: почему у вас будут это брать?

Взять хотя бы Abercrombie & Fitch – это американская марка, которая специализируется на одежде для молодежи. У компании есть магазины и в Милане, и в Токио. Эту марку отличает сильная концепция. Для молодежи, например, важна музыка, и в магазинах играет громкая потрясающая музыка, которая соответствует концепции. Они используют инновационные технологии в интерьере магазинов: в залах темно, свет точечный, на каждую вещь по отдельности. И это только один из примеров, как интерьер, музыка, освещение и продавцы подчинены одной идее.

SS 2016


О дизайнерах и масс-маркете

Сейчас идет определенная диффузия. Великие дизайнеры понижают качество сырья, снижая таким образом цены, или просто делают коллаборации с масс-маркетом. Это же все не от хорошей жизни. Они в поиске новых клиентов.

С другой стороны, масс-маркет делает попытки захватить нишу чуть ли не сарториальных брендов. Например, компания Massimo Dutti, которая все время держалась на таком корпоративном уровне, сейчас предлагает и сарториальные вещи. Берут сырье, конечно, в Китае, но очень качественное. Сажают портных, которые шьют руками. Получается, что они идут в сторону удорожания своей продукции, выхватывают кусок мяса изо рта уже абсолютно других брендов.

Вот такие встречные потоки. Это не случайно, потому что появился интернет и, в частности, интернет-магазины, которых не было еще 10 лет назад. Этот новый бизнес смешал карты ритейлу. И будет продолжать».


Комментарии

Читать на эту тему