Бизнес-партнер Кирилла Гасилина проиграл дело о задолженности в суде
  • 22.03.17
  • 5548

Бизнес-партнер Кирилла Гасилина проиграл дело о задолженности в суде

В развивающейся российской модной индустрии, безусловно, бизнес-процессы постепенно налаживаются, однако еще случаются странные финансовые ситуации, которые приводят к суду. Недавно такая история случилась с одним из самых интересных и, казалось бы, прогрессивных с точки зрения ведения бизнеса российских брендов одежды – Cyrille Gassiline.

Бизнес-партнер Кирилла Гасилина Кира Захарченко проиграла дело в суде о задолженности ООО «ЛИК» («Лизинг-Инвестиции-Капитал») 6,5 миллионов рублей, которые она брала на расширение бизнеса. В 2014 году кредиторы, увидев определенные риски в работе бренда, потребовали погасить долг. Кира Захарченко отказалась, и в итоге дело дошло до суда. Однако решение в пользу ООО «ЛИК» не привело к желаемому кредиторами результату – деньги давались под залог товара, однако в ходе судебного процесса Кира Захарченко официально дистанцировалась от бренда Cyrille Gassiline, чтобы обезопасить бизнес от финансовой ответственности. Для оформления бизнеса используется множество юрлиц, в одних из которых участвуют Кирилл Гасилин и Кира Захарченко, в других – третьи лица. В данный момент ООО «ЛИК» необходимо доказать связь бизнеса Кирилла Гасилина с Кирой Захарченко.

CEO Be-in.ru Алексей Баженов поговорил с управляющим партнером компании ООО «ЛИК» Владимиром Стрилецким о том, как дело дошло до суда и что ждет марку Cyrille Gassiline.


Как вы познакомились с Кириллом Гасилиным?

Мы познакомились через историка моды Александра Васильева еще в 2006 году. Он преподавал в МГУ, у него учились моя жена и Кира Захарченко. А Александр является близким другом Кирилла Гасилина, и он обратился к Кире для того, чтобы она занялась коммерческой стороной еще тогда начинающего бренда Cyrille Gassiline. Кира занялась этим, я считаю, достаточно успешно. Кирилл выполнял свою творческую функцию, она – функцию коммерсанта. В начале их деятельности к ним пошла работать моя жена. Она и рассказала Кире, что наша компания оказывает финансовые услуги. И в какой-то момент Кира обратилась к нам за получением займа.


На каких условиях были выданы деньги?

Мы с Кирой всегда поддерживали теплые отношения и займ ей дали на дружественных условиях, без залога. И средняя ставка для Киры у нас была 26% годовых, что сопоставимо со ставкой необеспеченных кредитов в банке. Будучи лизинговой компанией, мы даем займы только в исключительных случаях из свободных средств, под больший процент и всегда под обеспечение. Мы в свое время попросили поручительство мужа Киры, на что она сказала, что это не обязательно, что мы друзья и все будет хорошо.


Деньги были нужны для расширения производства?

Да. Им нужно было пополнить оборотные средства для увеличения модельного ряда в частности. Более того, мы кредитовали и под швейное оборудование – Кира пыталась запустить производство в России, но я не знаю, пошло это или нет.


В 2014 году началась судебная история, которая тянется до сих пор. С чего начался конфликт?

Мы увидели определенные риски в бизнесе Киры. Товар отшивается в Китае и понятно, что не за рубли. Мы попросили Киру как-то обеспечить риски, в противном случае мы вынуждены бы были поднять ставку. Она решила, что мы пытаемся надавить, и «вышла» из отношений. Она посчитала, что такая постановка вопроса является для нее, скажем так, несправедливой, и перестала платить. При этом общение на эту тему с нашей стороны было абсолютно этичным. Если мы будем жестко общаться с нашими клиентами, к нам никто не будет возвращаться. И когда мы сказали Кире, что сейчас непростые времена, происходят валютные колебания, и ей нужно либо обеспечить залог, либо частично погасить кредит, либо мы поднимем ставку. После этого она перестала брать трубку и сказала, что теперь мы должны общаться с ее юристом, а ее больше не беспокоить.


То есть она восприняла это как шантаж? А поскольку не было жесткого кредита, то она, собственно, позволила себе уйти.

Возможно. Может, у нее действительно были какие-то трудности, а может и нет – я могу только догадываться. Но это для нее послужило поводом закрыться от общения с нами. Впоследствии из общения моей супруги с Кирой, стало понятно, почему она себя так повела – Кира подумала, что мы хотим захватить ее бизнес. Безусловно, нам это не интересно, мы не намерены принимать на себя чужие деловые риски, нас интересуют только платежеспособность и финансовая дисциплина наших клиентов. Для решения конфликта от Киры требуется погасить существующую задолженность – ни больше ни меньше.

Сейчас тучи сгущаются над задолженностью Киры. Нам приходится перекрывать их бизнес разными способами: запрет на выезды за границу, арест счетов, инициирование проверок по легальности совершаемых валютных операций по выводу денег за рубеж для финансирования производства в Китае и по ввозу товаров, которые до сих пор сертифицированы как произведенные в России ИП Захарченко. И Кира все равно не хочет платить и придумывает какие-то сказки для того, чтобы этого не делать. Мы действуем только в рамках законодательства и не позволяем себе каких-то выходов за рамки, поэтому путь наш достаточно длинный.


Вы были бы готовы пойти на уступки, если бы она, например, сказала, что залога нет и повышать она тоже не может?

В процессе переговоров мы были готовы на все. Мы же не предлагали ей, например, закрыть бизнес, дать какое-нибудь дополнительное поручительство или более твердый залог. Мы просили ее перекрыть что-то хотя бы частично. Тогда бы мы поняли, что она не собирается перекладывать риски на нас. Но она для себя выбрала путь обострения отношений. Не знаю, ради того, чтобы спасти свой бизнес или еще ради чего-то. Мне неизвестно, что в том момент стало для нее приоритетным.


Вы заключили договор с ИП Кира Захарченко, а марка Cyrille Gassiline не принадлежит ему. То есть вы можете наложить судебные ограничения только на Киру, а на марку никак влиять не можете?

Мы арестовали домен cyrillegassiline.com, потому что он принадлежал ИП Киры. Но они открыли другой домен – cyrille.gassiline.com. Кира предприняла все меры, чтобы формально выглядело так, будто ИП Захарченко не ведет совместных дел с Кириллом Гасилиным.


А какие следующие шаги вы будете предпринимать? Или каких шагов вы ждете от Киры?

Мы пытались выйти на связь с Кириллом, хотели пообщаться. Но он сказал, что с Кирой больше не работает и беспокоить его не надо. Но они продолжают работать вместе, бизнес продолжает функционировать. Не знаю, кого он там слушает, но он тоже занял деструктивную позицию. Что дальше? Дальше будет однозначно долгий процесс поиска доказательств, что деньги давались в долг бизнесу Cyrille Gassiline. Стратегия есть, но это уже юридические тонкости.


Залогом по кредиту был товар. Вы разве не могли забрать его?

Я больше скажу, судом доказано, что залога не было. То есть это все похоже на мошенническую схему. Если у тебя уходит один товар, ты должен подложить другой вместо него. Условно, было десять тысяч платьев летней коллекции, приехала зимняя, ты должен сказать, чтобы ее взяли под залог вместо предыдущей. Этого не было сделано.


Вы видите возможность позитивного окончания конфликта?

Наступит момент, когда все пути будут перекрыты, и мы сядем за стол переговоров. Но пока этого не произойдет, вряд ли Кира самостоятельно пойдет на разрешение конфликта. На это мы не рассчитываем.


Как этот опыт изменил ваше отношение к фэшн-бизнесу?

Сложилось впечатление, что дизайнеры легкомысленны, и вести с ними бизнес крайне сложно. Не хочу говорить обо всех, но вообще я уже несколько негативно отношусь к этому бизнесу.


Ознакомиться с судебными документами можно здесь и здесь.


Опровержение

В связи с тем, что ряд компаний, имеющих отношение к бренду Cyrille Gassiline, прислали претензии по поводу информации, данной в этом интервью, мы приводим точку зрения компании ООО «Каверинг» (которая ни разу не упоминалась в статье) и ИП Киры Захарченко, и корректируем по их просьбе часть информации. Сканы претензии размещены ниже.

Изменения, сделанные в тексте статьи:

1. Заголовок статьи «Бизнес-партнер Кирилла Гасилина объявлен банкротом» позволяет сделать не соответствующий действительности вывод о том, что ИП Кира Захарченко объявлена банкротом. Это неверная информация. В действительности ИП Кира Захарченко не объявлялась банкротом. Задолженность предпринимателя по открытым данным Федеральной службы судебных приставов составляет на данный момент более 8,5 миллионов рублей без учета сумм исполнительских сборов.
2. Фраза «еще случаются странные финансовые ситуации, отчасти напоминающие мошеннические схемы в духе 90-х годов» является ассоциативной оценкой журналиста, но убрана из статьи по просьбе Киры Захарченко.
3. Фраза «вещи отшиваются в Китае и ввозятся в Россию с использованием запутанных схем, позволяющих сэкономить на таможенных платежах» не может быть доказана, поэтому удалена из статьи.
4. Фраза «Для оформления бизнеса используется множество юрлиц, в одних из которых участвуют Кирилл Гасилин и Кира Захарченко, в других – подставные лица» заменена на «Для оформления бизнеса используется множество юрлиц, в одних из которых участвуют Кирилл Гасилин и Кира Захарченко, в других – третьи лица».

Претензия №1


Претензия №2


Претензия №3




Комментарии

Читать на эту тему

Реклама