Молодая кровь: August Institute
  • 10.10.15
  • 3530

Молодая кровь: August Institute

В этот раз мы решили отказаться от разговора о бизнес-стратегиях в пользу рассказа о философии марки. Для того, чтобы создать успешный бизнес-проект, необязательно быть художником. Но только прочный идейный фундамент позволит в будущем добиться мирового признания.

Артему Нанушьяну и Антону Голубеву, основателям August 11, восемнадцать и двадцать лет. У них нет дизайнерского образования. На жизнь они зарабатывают сами: Артем – арт-директор SVMoscow, Антон – трехкратный чемпион России по лыжному слоупстайлу. August 11 не инвестиционный проект. Несмотря на это, коллекция марки уже продается в KM20. Об August 11 также недавно написали Purple Magazine и Highsnobiety.


Артем Нанушьян и Антон Голубев,
основатели марки August 11


Город: Москва
Год основания: 2013
Коллекций выпущено: 3
Начальный бюджет: не считали

«Мы очень старые друзья – общались в одной компании еще со школы. Всегда были жесткими модниками. В один момент нам надоели вещи, которые продавались в Москве, и мы решили сами делать одежду.

Зарабатывать деньги на первых коллекциях мы не планировали. Просто заказывали бланковые майки на фабриках, а потом красили их вручную разными методами. Покупали кожу, вырезали из нее какие-нибудь кружочки, квадратики, отдавали в ателье, и за нас там все доделывали. То есть мы создавали максимально простые вещи, которые можно было носить каждый день. Так две коллекции выпустили – все раскупили друзья. Третью уже сделали полноценной. Проект существует только за счет наших карманных денег. С будущей коллекцией, думаем, выйдем на самоокупаемость.

Когда название придумывали, у нас было много вариантов. В итоге посмотрели на календарь – было 11 августа – и решили взять за основу дату условного основания. А вообще, у нас творческое объединение. Мы не только одежду делаем – еще музыкой, фотографией занимаемся, картины пишем, создаем всякие инсталляции, планируем выставку на следующее лето. Поэтому под остальными проектами подписываемся как August Institute.

«»

Покупатели сами нас нашли. Мы просто создавали одежду для нашего поколения и поколения, которое восхищается нашим. Эти люди не зарабатывают много денег– они делают что-то, чем восхищаются те, кто зарабатывает.


Мы за творчество. Это единственное, что заставляет людей думать самостоятельно, избавляться от стадного чувства. Нам изначально не нравилось гнаться за модой. Главное то, что ты делаешь, а не то, во что ты одет. Мы всегда вдохновлялись художниками в лохмотьях. Тем же самым Рубчинским. У него в центре Парижа целый дом под офис, а сам он ходит в простых штанах и удобных кроссовках.

Покупатели сами нас нашли. Мы просто создавали одежду для нашего поколения и поколения, которое восхищается нашим. Эти люди не зарабатывают много денег – они делают что-то, чем восхищаются те, кто зарабатывает. Мы ходим на разные богемные тусовки, где отдыхают люди, которые сейчас делают моду, искусство, фотографию, музыку, и понимаем, что делаем одежду, в которой хотели бы видеть именно их. Это та прослойка общества которая создает тенденции. Она одевается красиво, но удобно.

August Institute

В люксовых магазинах, таких как SVMoscow и LeForm, вам предлагают высокую моду за большие деньги. Тогда вы начинаете относиться к вещи не как к предмету своего гардероба, а как к ценности. Мы хотим, чтобы больше людей могли позволить себе красивую одежду, чтобы это стало нормой. Мы хотим делать такую одежду, которая будет украшать человека, но не стеснять его движений. Чтобы человек чувствовал себя внутри какой-то удобной оболочки.

Мы хотим выработать концепцию некого человека будущего. В музыке этот сдвиг уже произошел. В одежде – пока нет. Мы хотим создавать вещи интересного футуристичного кроя. Имеется в виду не ретро-футуризм, где все в фольге, а одежда, произведенная с использованием современных технологий. Она будет удобна в носке, ее не нужно будет постоянно стирать – такой casual будущего. Сейчас casual – это джинсы, кроссовки, майки, какая-нибудь кофта. Мы видим его таким: удобные вещи в серых, бежевых, отчасти пастельных тонах – они особо не пачкаются, не яркие, не режут глаз.

«»

Мы стремимся создать образ человека, который идет по пути развития разума. Он занимается искусством, он понял, что не обязан поддаваться системе «детский сад, школа, университет, работа, пенсия, смерть». Это клише жизни, большинство идет именно по этому пути, боясь сделать шаг в неизвестность и заняться именно тем, чем хочется.


Нам нравится то, что делает Рик Оуэнс, но у него взгляд на будущее пост-апокалиптический. Как будто прошло лет 300, была ядерная война, и все люди ходят в коричнево-черных лохмотьях. Все рваное, темное – это не выглядит, как светлое будущее. А мы за светлое будущее.

Человечество может пойти по двум путям развития. Первый – эволюция высоких технологий, которые приведут к созданию искусственного интеллекта. Мы не за робототехнику. Мы за природу и естественные знания. Мы не хотим, чтобы через 200 лет люди ходили с вживленными чипами, а автомобили летали.

Есть фильм, там два пришельца приземлились на землю, два зеленых чувака, одетых в обычные накидки. У них нет никаких гаджетов, они пошли по пути развития своих естественных способностей. Это не эволюция технологий, это эволюция сознания. Мы стремимся создать образ человека, который идет по пути развития разума. Он занимается искусством, он понял, что не обязан поддаваться системе «детский сад, школа, университет, работа, пенсия, смерть». Это клише жизни, большинство идет именно по этому пути, боясь сделать шаг в неизвестность и заняться именно тем, чем хочется.

August Institute

Мы не гонимся за заработком. Сейчас пропускаем зимний сезон, делаем пару дропов, а потом большую крутую коллекцию. Но и она будет выпущена маленьким тиражом – максимум пятьдесят экземпляров одной модели. Количество может убить бренд».

Комментарии

Читать на эту тему