Интервью: Константин Шиляев, основатель Fakoshima
  • 25.12.17
  • 3251

Интервью: Константин Шиляев, основатель Fakoshima

Мы много писали о том, как в России создают одежду, обувь и даже парфюм, но еще никогда о том, как делают очки. Можно подумать, что у нас никто этим не занимается на достойном уровне, однако одна марка модной оптики, которая в плане дизайна может составить конкуренцию мировым брендам, все-таки есть. Это Fakoshima.

Основатель марки Константин Шиляев заявил о себе в 2012 году коллекцией футуристических очков с треугольником на лбу. И эта модель уже стала культовой: в них выступала Рошин Мерфи, о них писали в японском Vogue, а сейчас разнообразные подделки под них можно найти на Aliexpress. Мы поговорили с Константином о том, как и почему он пришел к запуску марки оптики, как сейчас развивается концепция Fakoshima, об источниках вдохновения и о том, насколько сложно в России заниматься изготовлением очков и из чего состоит этот процесс.



Константин Шиляев,
основатель марки Fakoshima



О бэк-граунде

Я родился в маленьком городе Кирове. Моя юность прошла во времена медленного интернета, поэтому мы все были жадные до информации. Мне повезло, я подрабатывал в музыкальном магазине и имел доступ к музыке и фильмам. Молодежь в городе постоянно обменивалась дисками, журналами, книгами. Думаю, поэтому на меня так сильно оказали влияние книги по французскому графическому дизайну, фантастические фильмы, аниме – я смотрел все диски, попадающие мне в руки и вообще всё, что связано с Японией.

В Кирове я получил образование графического дизайнера. На пятом курсе написал письмо Сергею Скрибо, он взял меня на производственную практику, а после предложил работу в Eхtra. У меня как раз начался шестой дипломный год, и я уехал в Петербург. Бренд, который Extra запускали на тот момент, и стал моей выпускной работой. После защиты я решил, что хочу в Москву. Осенью 2007 года переехал и устроился в Bosco di Ciliegi. Там я отработал три года дизайнером витрин.

Потом я уволился, и мы с друзьями из ЦУМа и Bosco создали маленькую компанию Good Deed и оформляли витрины и разные мероприятия. Этим мы занимались около двух лет, и как раз в конце ноября 2011 года появилась идея создавать очки. В общем-то просто из кухонных посиделок. Отчасти на меня повлияла клубная культура. До сих пор помню, как стилист Наташа Сыч лихо отплясывала в Солянке. Я тогда подумал, что мои воображаемые очки точно бы ей подошли. Но о создании очков я знал ровным счетом ничего, и на изучение темы ушло достаточно много времени – около двух лет. Я работал, а параллельно изучал историю оптики, технологии и материалы, рисовал эскизы. Самое поразительное мое открытие – еще не было ни одного бренда модной оптики из России. Это очень меня вдохновило – Fakoshima стал первым.


Фото: Женя Филатова


Об источниках вдохновения

У меня есть три самых действенных источника вдохновения. Первый – это работа от обратного: есть объекты, которые будто застыли и практически не меняются десятилетиями, например, очки авиаторы или вайфареры. Эти оправы наводят тоску. Интересно поработать над формой, которую ты изначально не любишь, да так, чтобы она перестала быть обыденной и запустила цепную реакцию ассоциаций. Та же история у Balenciaga c кроксами на платформе. Этой уродливой обуви придали совершенно иной эффект и смысл.

Отсюда естественным следствием идет второй источник вдохновения, а точнее подход к работе – это simplexity – сочетание простотой формы и сложности смысла. Этого принципа придерживается один из моих любимых продукт-дизайнеров Ора Ито. Его объекты выглядят просто, но на самом деле они технически сложно выполнены. В середине 2000-х он прогремел, создавая виртуальные объекты, например, рюкзак для Louis Vuitton, кресло для Cappellini, виллу Gucci. Некоторые компании хотели с ним судиться, но в итоге начали с ним сотрудничать. Теперь он звезда.

Третий источник – это путешествия и мои друзья. И они тесно связаны между собой. Если что-то идет наперекосяк или просто упираешься в стену каких-то проблем, то пора выбираться из привычной среды и встретиться с друзьями. Не стоит отказываться съездить в пригород, а уж тем более на другой континент, что-нибудь интересное обязательно произойдет, появятся новые мысли и идеи, кого-то интересного встретишь. Коммуникация – это ключ к умам других людей и к скрытым информационным каналам. Поверьте, не все можно выудить в интернете.

Название Fakoshima сначала было никнеймом, который я использовал для публикаций своих работ, когда еще серьезно занимался графическим дизайном. Этот ник появился из названия робота Fuchikoma (フチコマ, original manga) из оригинальной манги «Ghost in the shell», я добавил в середину Ko и Shi – первые буквы своих имени и фамилии.

Кроме японской культуры и аниме на меня сильно повлияла эстетика киберпанка. Сейчас основные паблики, на которые я подписан, связаны с футуризмом, hi-tech. Новые технологии не могут не волновать, так как они ощутимо меняют наш мир. Рекомендую к прочтению классиков киберпанка – Уильяма Гибсона и Джеффа Нуна. Когда их читаешь, то ясно представляешь города будущего, как люди выглядят, что носят, какие субкультуры появляются. Культовые книги Гибсона «Нейромант» и «Вирт» Джеффа Нуна заставят ваш мозг пошевелиться и яснее представить момент слияний человеческого и виртуального. Сейчас читаю «Ложную слепоту» Питера Уоттса.


Фото: Turkina Faso


О создании первой коллекции

Первая коллекция, которую я сделал, была слегка безумной – это очки с треугольником на лбу. Эта идея «третьего глаза» появилась, как результат увлечения киберпанком и буддизмом. В общем, коллекция Bardo Update родилась очень естественно, быстро. Такие очки было сложно продавать, но зато они стали культовыми и узнаваемыми.

Первые прототипы были вообще из крашеного дерева, с ними мне сильно помогли Иван Драпков и Андрей Горячев из марки Woodsun. Получилось здорово, но дерево вообще не мой материал. Затем были пробы из ацетата на небольшой фабрике во Владимире. Но качество все равно не удовлетворяло.

В России почти нет фабрик по производству оправ, поэтому в любом случае нужно искать их за рубежом. Основные производства очков находятся в Китае, Корее, Японии, Италии, Франции и Германии.

Процесс создания коллекции занимает примерно от четырех до шести месяцев. У меня около месяца уходит на разработку и создание эскизов, около двух месяцев – на производство прототипов, два-четыре месяца – на тираж. В таких темпах работать можно только с Китам. В Италии это может занять до восьми месяцев. Сейчас все настолько ускорилось, что не каждый может позволить провести восемь месяцев в ожидании заказа.


Фото: Ilona Ru



Об изготовлении очков

Стоимость очков зависит от материалов и сложности дизайна. Обычно из ацетатной карточки на фрезерном станке вырезают оправу и дужки, которым потом задается нужный изгиб. Далее – длительный процесс шлифовки, полировки и сборки. Вообще ручного труда и различных операций очень много. Чтобы лучше понять эти процессы, стоит посмотреть впечатляющие ролики о том, как делают очки Persol, Mykita или Chanel.

Есть еще самый дешевый литьевой способ – расплавленный ацетат или пластик заливают в пресс-формы и штампуют очки. В основном так изготавливают подделки, но такие марки, как Topshop, H&M или вполне приличные LeSpecs тоже не гнушаются литьем, потому что таким способом можно произвести большой тираж и сократить издержки на материалы. Однако качество тоже очень снижается.

Если говорить о сырье, то основным является ацетат целлюлозы. Хотя сейчас есть возможность делать очки из алюминия, стали, мрамора, титана, гриламида, пластика, рога буйвола, дерева и разных полимеров для 3D-печати. Дерево мне не очень интересно, а использовать такие материалы, как рог буйвола или кожа, я не буду из соображений этики. Да и зачем это нужно, если есть столько современных материалов?


Фото: Женя Филатова


О продвижении и продажах

Изначально мне очень большую поддержку оказали друзья из фэшн-индустрии: это стилисты, фотографы, модели, редакторы. Первую съемку я сделал с Катей Туркиной (Turkina Faso) у нее дома. Идея была в том, что очки – это ископаемые артефакты на песчаных дюнах далеких планет. В итоге мы засыпали всю комнату цветным песком и в запале забрызгали черной краской белые стены.

Первую съемку с участием модели мы сделали с Димой Журавлевым, Машей Ефременко и Леной Судаковой. Лена – легендарная модель, которая снималась для Issey Miyake, Alexander McQueen, Selfridges и многих других. Для нашей съемки она превратилась в инопланетянку с белой кожей и без волос. Для следующей коллекции Наташа Сыч и художник Маша Ефременко превратили ее в черного пришельца, настоящего «чужого».

С Turkina Faso мы снимали в Гонконге, Париже, Нью-Йорке, Катя брала очки в Лондон и родные Ессентуки. Неважно какая страна или локация, я знаю, что результат будет отличный.

Из прессы, благодаря Лене Бессоновой, сначала был журнал L’Officiel, а потом японский Vogue – с подачи Анны Делло Руссо. Дальше все пошло намного легче. Особую поддержку на начальных этапах оказала Рошин Мерфи. Она была в Москве, и мне удалось ей передать очки. Она снялась в них в трех своих клипах, выступала в двух турах, на фестивалях и концертах, появлялась на съемках. Это была потрясающая поддержка.

А в самом начале своей деятельности у меня был интересный момент с Тильдой Суинтон. Я даже дату помню – она приезжала в Москву 4 июля в 2012 года на одно мероприятие, куда я примчался на велике. Меня тогда никто не знал, и я попросил, чтобы ей передали очки. И о чудо, она попросила позвать меня и сказала: «It's fantastic!». Я тогда решил, что раз такая реакция, значит, надо что-то с этим делать.

Отношение к Fakoshima изменилось после того, как мы сделали коллекцию с Ria Keburia. Все началось с того, что у меня была небольшая коллаборация с универмагом «Цветной»: нужно было сделать 12 пар очков для оформления манекенов. Мне помогали Woodsun, какие-то оправы я делал в стилистике реди-мейд. Рия увидела их и предложила сделать коллекцию на свою тему, чтобы оправы были похожи на конструктор. Коллекция была достаточно успешной, ее очень много снимали, и она вся распродана. Это ещё одна ступень к узнаваемости марки.


Фото: Даниил Ярощук


Первое время я создавал очень яркий дизайн с вау-эффектом. Но сейчас я с этим более аккуратен, потому что он работает только на очень узкую аудиторию – коллекционеров и модников. Некоторые покупают вещь, пару раз ее надевают и уже больше в ней не появляются. А хочется, чтобы твое изделие носили ежедневно. Когда мы делали совместную коллекцию с Outlaw, у нас как раз стояла цель разработать современную форму, но в то же время носибельную, то, в чем можно спокойно выйти на улицу.

Сейчас у нас хорошие продажи в России, хотя европейский рынок тоже очень отзывчивый. Например, в Италии практически в каждом городке есть какая-нибудь концепт-оптика. Итальянцы обожают очки. А с азиатским рынком посложнее, но и туда прорвемся.

Здорово, конечно, работать с универмагами, которые могут обеспечивать реальные продажи. Но просто так с ними не выйдешь на контакт, нужно работать с шоурумами, участвовать в выставках, делать крутые съемки и зарекомендовать себя – байеры в течение нескольких лет наблюдают, как бренд показывает себя на рынке, а потом уже думают о сотрудничестве.

Если говорить о России, то хотелось бы продаваться еще в Екатеринбурге, Новосибирске, но особенно на юге – в Сочи, Краснодаре. Самое главное – там много солнца. Но проблема в том, что наша розничная цена для регионов высоковата, к тому же тот рынок переполнен дешевыми подделками известных брендов.


О подделках

Сначала было непонятно, захотят ли носить наши очки. Но в итоге получился знаковый продукт, благодаря которому люди друг друга узнают. Просто так очки Fakoshima не появляются у людей. Я практически всех обладателей знаю – они либо в Инстаграме отмечают, либо лично я им их передал. Но сейчас появилось много подделок. Недавно на одной вечеринке я увидел парня в моих очках. Потом присмотрелся и понял, что геометрия немного нарушена – это реплика. Позже мне подсказали зайти на Aliexpress. Оказалось, что там множество подделок Fakoshima – есть похожие на оригинал, а есть в стразах, с какими-то крестами, подвесками. И они стоят по 600-800 р. И это не печально, а скорее смешно, потому что тот продукт, который изначально очень скептически воспринимали в России, перешел сначала в раздел культового, а потом стал мейнстримом. Но мне многие говорят, что это успех.


Комментарии

Читать на эту тему

Реклама