Будущее моды: 3D-печать и носимые технологии
  • 09.02.18
  • 3604

Будущее моды: 3D-печать и носимые технологии

Сегодня уже нельзя отрицать, что 3D-печать и носимые технологии – ближайшее будущее модной индустрии. И если первое уже активно используют в создании одежды, то ко второму пока еще относятся весьма настороженно.

В российской моде 3D-печать еще считается экзотикой, что уж говорить о носимых технологиях. Снежана Падерина – один из немногих дизайнеров, работающих в этих направлениях. Она закончила ИТМО и Parsons и удачно совместила навыки программирования и дизайна одежды. Мы поговорили со Снежаной о том, насколько сложно самостоятельно научиться работать с 3D-принтером, каков процесс создания технологичной одежды, как в этом деле важны коллаборации, когда носимые технологии станут широко распространены и как прививать их российской модной индустрии.



Снежана Падерина,
дизайнер



Я вернулась в Петербург пять месяцев назад и открыла здесь студию, а до этого училась в школе Parsons в Нью-Йорке. Первое образование по специальности “защита информации” я получила в Петербургском ИТМО. На самом деле я с восьми лет мечтала быть программистом, а потом на первом курсе купила швейную машинку – хотела шить себе одежду, которой не могла найти в магазине. Затем начала заказывать книги по дизайну из США и после окончания университета решила выучиться на дизайнера одежды. Через шесть лет авторы этих книг преподавали у меня в Parsons. И это, конечно, удивительно.

Я хоть и перешла в моду, но продолжаю работать с компьютерами и программированием, поскольку направление fashion tech – это совмещение моды и технологий. Помню момент, когда меня осенило, что эти направления можно совмещать и не придется отказываться от навыков, освоению которых я посвятила так много времени. В 2013-14 году 3D-печать только начали применять в создании одежды, и я тогда сделала свой первый проект с этой технологией для поступления в Parsons. Там был творческий конкурс, и я создала капсульную коллекцию с элементами, напечатанными на 3D-принтере. Оказалось, что это был первый в России случай применения 3D-печати в моде.


Насколько сложно самостоятельно научиться этому?


В 3D-печати самое сложное это моделирование. Порог входа достаточно высокий, но с каждым годом программы становятся все проще и проще. Допустим, раньше, когда я этим еще не занималась, все в России использовали 3D-max. Но это сложный пакет, там все фундаментально и требует полного погружения. А сейчас появляется много простых программ. Я заметила, учась в Parsons, что когда 18-летним студентам без серьезного опыта работы с компьютерами ставят задачу, которую нужно решить с помощью 3D-принтера, все разбираются. Так что это всё реально.



Когда ты поступала в Parsons, там уже была кафедра или направление, которое работает с 3D-печатью?


Когда я приехала, они только организовали лабораторию 3D-печати. Там поставили принтеры и лазерные резчики и дали студентам возможность бесплатно их использовать. Когда меня спрашивают, почему там дизайнеры используют 3D-печать, а у нас нет, я отвечаю – потому что там есть к этому свободный доступ.


То есть 3D-печать в Parsons – это даже не отдельная образовательная программа?


Я думаю, что в Parsons есть классы по использованию 3D-печати, но я училась на факультете дизайна одежды и на них не ходила. В Parsons много школ – есть актерская, джазовая, архитектурная и прочие. Можно посещать классы из любой другой. Получается, что у тебя есть основные классы и ты можешь набирать дополнительно по своему желанию из других школ. Я выбрала классы факультета design technology – там занимаются носимыми технологиями.

Вообще в Parsons весь образовательный процесс достаточно самостоятельный. Каждый занимается своим проектом, а основной упор делают именно на разработку концепта. Даже если ты еще на первом курсе и вроде как ничего не умеешь, тебе все равно нужно воплощать свою идею. И это очень способствует развитию. Например, на курсе по аксессуарам не учат, как технически их создавать, но ставят задачу разработать коллекцию обуви. Так за полгода студенты создают коллекции и с использованием лазерной резки, и с 3D-печатными каблуками.



Каков процесс создания технологичной одежды?


Сначала нужно определиться, будете ли вы просто вдохновляться технологиями, хотите использовать их как инструмент, либо планируете делать что-то инновационное. Если вы хотите делать 3D-печать, то необходимо изучить 3D-моделирование – можно начать с каких-то простых форм, например, напечатать пуговицы с логотипом. Если мы говорим о носимых технологиях, то нужно разбираться в программировании. Хватит и базовых знаний – сейчас все схемы есть в открытом доступе, можно брать и изменять под себя. Еще не помешает изучить основы электротехники.


Возможно в одиночку справиться с проектом технологичной одежды?


Вообще, коллаборации – это движущая сила современных проектов. Сейчас проекты бывают настолько сложными, что один человек уже не может справиться. Надо привлекать экспертных в своих областях людей. К примеру, я занималась проектом корсета с системой тросов, который автоматически, основываясь на нейросети, либо уменьшает, либо увеличивает поддержку спины. Этот корсет мы разрабатывали удаленно в коллаборации с промышленным дизайнером Никитой Реплянским. Я находилась в Нью-Йорке, он – в Петербурге. Мы разрабатывали проект месяца четыре. Потом, когда я приехала в Питер, мы сделали его вживую. К проекту мы подключили графического дизайнера, который разработал оформление. Затем писатель из США сделал наше сухое описание проекта более интересным. Также мы подключили человека, который занимается электроникой, чтобы он помог нам все это спаять. В нашей команде не было медика, но за основу мы брали проблему реального человека с дисплазией соединительных тканей – из-за очень подвижных суставов нужно носить корсет каждый день. Мы выяснили, что не так в ортопедических корсетах, что хотелось бы изменить тем, кто их носит. Сделав прототип, мы поехали с ним на конкурс и заняли первое место. Теперь, прежде чем выпустить этот корсет, как продукт, нужно около года медицинских исследований.

В общем, создать технологичную одежду в одиночку скорее всего не получится. Еще один пример из моей практики: в Parsons я проходила класс Intel – к нам приезжали инженеры и физики оттуда, которые занимаются носимыми технологиями. У Intel потрясающий отдел new devices, где работают еще и антропологи, лингвисты, дизайнеры. Полгода мы делали проект – что-то вроде металлической проволоки с эффектом памяти. Ей придают какое то положение, а потом она распрямляется обратно и при подаче напряжения возвращается в запрограммированное состояние. Получается движение, но без моторов, без шума, очень органичное. Эта проволока внедряется в одежду. Мы сделали жакет, меняющий свой силуэт в зависимости от местоположения, которое он определяет по google-картам или календарю. Силуэт менялся с oversize до приталенного. И еще мы сделали юбку с асимметричным разрезом. Если нейросеть определяет, что походка изменилась (в случае, когда девушка встала на каблуки), то разрез поднимается выше. У нас была большая команда из семи студентов с разных факультетов и каждый делал свое дело в этом проекте: к примеру, у нас был один человек из IT-сферы, была девушка, которая занимается одеждой для людей с ограниченными возможностями.


Ортопедический корсет – коллаборация с Никитой Реплянским


Сколько еще времени может пройти, прежде чем носимые технологии станут широко распространены?


3D-печать сейчас уже активно используют, а вот носимые технологии только развиваются. Мне кажется, что пока единственным таким коммерчески успешным проектом была умная куртка Levi’s и Google. Они внедрили в ткань кондуктивные нити, которые проводят электричество.

Я ожидаю, что скоро будет революция в этой сфере. Самая большая проблема носимых технологий – это пока достаточно крупные батареи. Но сейчас уже появились гибкие и плоские. Их пока нет в свободной продаже, но когда этот вопрос решится, точно случится переворот.

Проблема в том, что мало фэшн-дизайнеров занимаются носимыми технологиями, а технари так увлечены технической частью, что забывают о том, что вещь должна быть еще и привлекательной. Поэтому нужны коллаборации. Тот же Intel сотрудничает с дизайнерами. Плод их работы, к примеру, Adrenalin dress. Это платье, которое реагирует на выброс адреналина и увеличивается в объеме. Там стоят датчики сердцебиения, влажности кожи.


Насколько внедрение технологии в предмет одежды увеличит его стоимость?


По себестоимости не сильно увеличит, потому что электроника часто стоит гораздо дешевле ткани. Стоимость увеличивает разработка. Однако, несмотря на все преимущества носимых технологий, в том числе и ценовые, необходимы сильные рекламные кампании, чтобы правильно донести до людей продукт. Брендам нужно попасть в целевую аудиторию и при этом свою не сбить с толку. Представим, что кто-то привык покупать пальто Gucci, и вдруг на нем появилась зарядка... Не знаю, это будет сложная реклама.


А есть примеры успешных проектов и с маркетинговой точки зрения?


Коммерчески успешной была одна из последних коллекций Proenza Shouler, в которой использовалось много 3D-печатных элементов. И успешной она была потому, что об этом нигде не упоминали. В любом случае, даже если это технологичная одежда, упор нужно делать на дизайн и материалы, а о технологиях говорить просто как о дополнениях, потому что пока еще это не является маркетинговым преимуществом.


За технологичными вещами еще нужен и специфический уход?


Все зависит от вещи. Если есть батареи, то их нужно вынимать перед стиркой, но в целом ничего особенного. Наоборот, некоторые технологии упрощают процесс ухода за вещью. К примеру, я сейчас работаю в коллаборации с физиком из Сколково. Он создает гидрофобное водоотталкивающее покрытие для ткани, но это не спрей-пропитка и не пленка. Это реактор, который абсолютно sustainable – не использует воду и ничего не загрязняет. В него загружают рулон ткани и с помощью углекислого газа наносят на материал гидрофобные молекулы. После этой процедуры ткань на ощупь никак не изменяется, но если вы что-то на нее прольете, жидкость просто скатится с нее.

А сейчас развиваются еще и биотехнологии – все, что касается выращивания тканей. Я ходила на конференцию Biofabriсate, там было очень много проектов о ДНК: например, представляли одежду из свиной кожи, выращенной в пробирке. Сейчас из любого ДНК можно вырастить материал, и единственный вопрос, который всех волнует, – насколько это этично.


Что бы ты предложила сделать для того, чтобы 3D-печать и носимые технологии брали на вооружение российские дизайнеры?


Необходимо открывать хаб лабы – пространства, куда может прийти любой человек и, как в коворкинге, за почасовую плату пользоваться всем – 3D-принтерами, лазерными резчиками, наборами для спайки. Потому что морально достаточно сложно пойти в магазин и с нуля купить там источник питания, набор отверток, паяльник. А если бы были такие хаб лабы, то уже за год это направление получило бы серьезное развитие.

Комментарии

Читать на эту тему

Реклама