Дизайнеры российских марок ‒ о сотрудничестве с производствами
  • 30.10.17
  • 2310

Дизайнеры российских марок ‒ о сотрудничестве с производствами

От авторского эскиза до готовой коллекции происходит целый производственный цикл: технический рисунок, разработка и градация лекал, создание технологической последовательности, отработка образцов и тестовых экземпляров. В зависимости от материалов и ассортимента, с которыми работает дизайнер, требуется определенное оборудование, способы обработки ткани, особые швейные навыки.

Совсем скоро стартует наш курс «Как дизайнеру выстроить работу с производством», в рамках которого руководители специализированных производств расскажут о том, как устроены крупнотиражные и мелкосерийные швейные предприятия в России и Азии, и дадут рекомендации по подготовке коллекции к запуску в отшив.

А пока мы вспоминаем архивные материалы, в которых дизайнеры и основатели российских марок рассказывают о своем опыте взаимодействия со швейными производствами.


Курс «Как дизайнеру выстроить работу с производством» пройдет с 13 по 21 ноября в Петербурге и с 27 по 30 ноября в Москве. Предусмотрены очный и online-формат обучения. Ознакомиться с программой курса и зарегистрироваться для участия можно здесь.



Мария Смирнова
Дизайнер бренда Inshade
Сейчас Inshade работает с пятью производствами в Москве, также у нас есть мастерская, в которой мы отрабатываем образцы коллекций и самые сложные вещи, а тираж уже размещаем на производствах, которые специализируются на более массовом пошиве. Несмотря на удаленность производств, процесс создания коллекции выстроен довольно традиционно: сначала мы работаем над лекалами, затем создаем макет. Далее отрабатываются образцы и их технологическое решение. После утверждения образцов происходит запуск в отшив. Мы очень много работаем с ручными техниками и сложными обработками изделий, но тем не менее каждый раз думаем о том, как такие вещи выполнить в тираже. Иногда для этого приходится разделять работу на несколько этапов. Например, основу вещи выполняет производство, а более сложные ручные обработки – та мастерская, где отрабатываются коллекционные образцы

Inshade

Ирина Селюта
Директор модного дома Lilia Kisselenko
В настоящий момент бренд Lilia Kisselenko ‒ это шесть портных, закройщик, конструктор, дизайнер, два человека в офисе, Лилия и я. Важная составляющая нашей работы ‒ видеть изделие на других людях, спрашивать у них, насколько им удобно в этой одежде, иметь возможность проработать посадку и проверить пропорции на разных фигурах. Можно упустить множество нюансов, если не общаться с клиентами напрямую. И покупатель вряд ли к вам вернется, если его что-то не удовлетворяет в приобретенной вещи. Я профессионально понимаю Хельмута Ланга, который продал свой бренд только при условии, что у него останется ателье: для любого дизайнера ателье ‒ это прежде всего экспериментальная площадка


Леонид Алексеев
Дизайнер бренда Leonid Alexeev
После первого года обучения в Saint Martins я снял помещение в Петербурге и нанял технолога. Вместе мы с нуля построили то, что потом стало называться студией Леонида Алексеева. Постепенно мы покупали по одной промышленной машинке, по одному оверлоку, стали нанимать людей. Сначала мы взяли одну портниху, потом еще одну. Кстати, вторая, Людмила Павловна, работает со мной до сих пор. Конструктор, который был нанят в те времена, тоже до сих пор с нами. У меня особый подход к работе с конструктором, я его долго под себя перестраивал. Все потому, что я сам конструктор, у меня есть такое дополнительное образование. Еще когда я учился в Saint Martins, я занял второе место в конкурсе конструирования. Поэтому у меня очень высокие требования к конструкции, к форме

Вера Холмова и Вероника Хан
Основательницы марки Petra
В России очень сложно найти производство, специализирующееся на нижнем белье. Те, что есть, забиты до отказа. Собственное производство – это колоссальные вложения. Мы нашли производство в другой стране, там же закупаем часть материалов и все комплектующие. Пока работаем с ними, но уже в поиске экспериментального цеха в Москве. Также мы планируем сотрудничать с производствами, которые специализируются на одежде, – для пошива халатов и ночных сорочек. Оборудование, которое используется для пошива одежды, не подходит для нижнего белья. Есть зигзаги, есть определенные строчки, которые обычная машинка не возьмет. Можно обучить людей, вложиться в оборудование, и тогда вы будете расти вместе. Но кто знает, вырастите ли. На наш взгляд, лучше выбрать профильное производство


Маруся Низовцова
Основательница марки Marusia Nizovtsova
Большинство вещей я делаю сама в двух-четырех экземплярах. Конструкции тоже разрабатываю самостоятельно. Недавно нашла приемлемое по цене производство и постепенно выхожу на небольшой тираж: налаживаю производственные процессы и нарабатываю базу лекал. Однако на данном этапе развития марки в этом есть свои плюсы – можно сконцентрироваться на качестве. Я сама работаю над лекалами, одну вещь могу несколько раз перешить, пока не достигну идеала

Marusia Nizovtsova


Глеб Киренков
Основатель марки Nameless
Технологичная одежда дорогая. Просто сшить куртку, которая будет выдерживать шторм, не получится. Для этого нужны отдельно настроенные швейные машины, специальные нити, станок для герметизации швов и определенная лента для герметизации.Главная сложность в создании технологичной одежды в России – это нехватка оборудования. Мембрана не любит проколов. Каждая оставленная иглой дырка будет пропускать воду, что нарушает герметизацию самой ткани. Для того, чтобы дырки не пропускали воду, каждый шов под давлением заклеивают специальной лентой для герметизации.Есть способ шить одежду без ниток. Сначала идет раскрой ткани, но не руками и ножницами, а лазером. Такой способ дает четкую линию и немного оплавляет материал. При ручном раскрое могут оставаться засечки, если ножницы чуть съедут в сторону. После раскроя идет ультразвуковая спайка. Грубо говоря, это лазерная швейная машинка, которая под ультразвуком спаивает мембрану. Вещи, сделанные с помощью такой спайки, весят меньше, чем вещи, сшитые обычными нитками.К сожалению, в нашем цеху сейчас нет такого оборудования, но мы работаем над этим


Юлия Серегина
Дизайнер марки Julia Seregina Smart Knits
Сложность работы дизайнера по трикотажу – в технологичности процесса, необходимости задействовать фабричное оборудование и привлекать широкий круг технологов, что, соответственно, приводит к высоким затратам на разработку образцов. Не получится просто взять и сделать качественную вещь дома или в ближайшем ателье. В случае с Julia Seregina Smart Knits я сочетаю трикотажное и швейное производство

Екатерина Комбарова
Основательница марки «7КА»
В работе с трикотажем есть определенные тонкости и нюансы. Например, при раскрое любой модели мы не можем пользоваться обычной схемой – взять полотно, вырезать детали нужного размера и сшить их. Трикотажное полотно имеет свойство распускаться, поэтому даже при использовании оверлока для обработки среза есть вероятность появления спусков петель. Мы вывязываем все детали отдельно, а потом уже их соединяем. На расчеты и построение уходит довольно много времени, ведь лекала вырабатываются методом проб и ошибок

Дарья Уркинеева
Основательница марки Daria Urkineeva
Как и многие дизайнеры, сейчас я начала стремиться к большим тиражам, поэтому стараюсь упрощать технологии обработки ткани. Это значительно ускоряет процесс работы и уменьшает себестоимость вещей. Я сотрудничаю с тремя небольшими производствами, штучные заказы и мелкие партии отдаю швее. Форму разрабатываю сама, но поскольку я не очень сильна в конструировании, также привлекаю к работе над лекалами конструктора

Daria Urkineeva

Наталья Москвина
Дизайнер марки Mosqueena
Изначально я пыталась найти производство, перепробовала кучу вариантов. Но везде, где бы я не была, мне отшивали ужасный образец. На эти поиски ушла уйма времени, и я на данном этапе решила отказаться от идеи с производством – работаю с небольшим ателье, там три швеи. В этом, конечно, тоже есть свои риски – работа идет намного медленней, сроки соблюдаются очень редко. С другой стороны, с ними классно работать, потому что я лично общаюсь со швеями, говорю, на что обратить внимание, что изменить, отслеживаю каждый этап

Елизавета Здебловская и Анастасия Дегтярева
Основательницы марки Nomad Goba
Сами мы не шьем. Мы работаем с небольшим производством. Найти его было очень сложно, и нам в общем-то повезло. Потому что конструктора женской одежды найти намного легче, чем конструктора мужской. Но мы нашли в Петербурге маленькое производство с конструктором-технологом и несколькими швеями. Первой нашей партией были пальто в количестве 50 штук. Во второй партии зимних пальто было уже 10 штук. Сейчас мы сужаем партии еще больше и начинаем работать под заказ


Nomad Goba
Nomad Goba

Читать на эту тему