Петр Белый
  • 12.11.09
  • 637

Петр Белый

Год назад известный петербургский художник стал еще и куратором, создав временную галерею «Люда», где ровно по неделе выставлялись работы разных авторов. По словам Белого, это была своеобразная «проба грунта» городской арт-жизни, чередовавшая совсем молодых художников с обладателями давних репутаций, а традиционную живопись - с концептуализмом и медиа-артом. До 13 декабря 2009 в лофте ЭТАЖИ можно увидеть некоторые итоги самого любопытного проекта в петербургском искусстве последнего времени.


Петр Белый, художник

Год назад, открывая «Люду», вы объявили своей целью выявление истинного состояния местной художественной сцены. Какие выводы можно сделать сегодня?

Петр Белый: Получился социальный эксперимент. Петербург славится разобщенностью арт-процесса, даже угрюмой агрессией к чужакам. В данном случае я был «своим», поэтому мне больше доверяли: во-первых, я на местной территории возрос, во-вторых - потому, что я сам художник, а не куратор или галерист. Я делал ставку на субкультуру, на творчество «болотных жителей», на группировки, на некие тайные движения. Галерея задумывалась в духе «художники для художников», а возникший публичный резонанс продемонстрировал, что у нас огромный дефицит событий в этой области

Кто из тех, кто выставлялся, наиболее обнадежил?

П. Б.: Сложный вопрос, поскольку галерея была построена по принципу моих личных симпатий и антипатий, а выставка в Этажах призвана скорее отразить существующую картину в арт-процессе с привлечением художников, взгляды которых я не разделяю, но понимаю их место в общей структуре. Например, некрореалисты - историческая группировка, существующая уже лет двадцать, или Новая Академия, или митьки.

Выставка в ЭТАЖАХ вообще производит впечатление сборной солянки…

П. Б.: Это и подразумевалось. Такое моментальное фото - кто попал в кадр, тот и попал, кто-то моргнул, кто-то с закрытыми глазами...

Если попытаться сформулировать личное впечатление от происходящего на текущей арт-сцене?

П. Б.: Впечатление, в общем, удручающее, но с какими-то проблесками. Если мы сравниваем Петербург с Нью-Йорком, то художников у нас просто нет, если с Москвой, то мы - диковинный отросток.

И все-таки кого из молодых художников вы выделяете?

П. Б.: У нас есть самородки: скажем, Milk and Vodka (Стас Багс и Петр Папасов) или группа «Мыло», которые как люди молодые располагают временем и имеют неплохой потенциал. Нравится мне и доморощенный концептуализм Алексея Варсопко, видео Рудьевой-Рязанцевой, живопись Жени Голанд Фундаментальная проблема в том, что образования с сфере современного искусства у нас нет. Существуют Академия художеств, застрявшая в конце 19 века, Мухинское училище, оставшееся в 60-х годах двадцатого и несколько невнятных частных институций. В Петербурге зачастую лучшие художники живут на Гражданке или на Ржевке в родительской квартире или сидят в квартире умершей бабушке наедине с компьютером, имеют доход 2000 р. в месяц и никакой возможности выбирать площадку или куратора, как это происходит в Лондоне

И каков удел молодого художника в нашем городе? Погибать рядом с бабушкой и телевизором?

П. Б.: Погибать не надо, хотя для молодого художника условия и на Западе условия не такие простые. Когда я начинал учиться в Англии, студентов на первой лекции предупредили, что художник при капитализме - лузер, его ровесник в банке будет зарабатывать 100 тысяч фунтов, а он - 15, если повезет..

Как вы считаете, способно ли современное искусство быть инструментом критики или его задача - создавать некую "надидеологическую" красоту? Или, может, современное искусство предлагает нечто третье?

П. Б.: Современное искусство последних двадцати лет нередко выступает как социальный обличитель. Скажем, если вы пройдетесь по любой арт-ярмарке, то увидите, что значительная часть произведений торпедирует социальные табу среднего класса... Художник преступает границы, борясь с лицимерием, пошлостью и цинизмом буржуазного общества. Одновременно существует и другая грань искусства. Я лично сторонник чистой пластики, мне наплевать на протест, сопровождающий произведение искусства. Я руководствуюсь скорее теми же критериями, что и самый элементарный зритель: нравитсяне нравится, красивоне красиво. Другой вопрос, что для меня красиво одно, а для зрителя зачастую - совсем другое. Зритель наш не готов воспринимать современное искусство и видит в нем в лучшем случае аттракцион.

Беседовала и записывала Нина Асташкина

Комментарии

Читать на эту тему