«Фландрия»
  • 02.03.07
  • 476

«Фландрия»

Фильм: Фландрия («Flandres»)
Режиссер: Брюно Дюмон
В ролях: Давид Пулен, Анри Кретель, Самюэль Буаден, Аделаида Леру
Франция, 2006
91 мин.

Новый фильм баловня судьбы и любимца Канн Брюно Дюмона – дистанцированная от какой-либо конкретики история любовного треугольника, с мрачной сельской эстетикой и жестоким членовредительством.


Фильм «Фландрия», Брюно Дюмон

Если условно закрыть глаза на национальность режиссёра фильма и отбросить политическую конъюнктуру, связанную с войной в Ираке, то причины, по которым «Фландрия» получила Гран-При на последнем Каннском фестивале, становятся решительно непонятными. Человечеством и так уже благополучно порождены тысячи историй о личностных метаморфозах в экстремальных условиях. Что происходит с людьми, забывшими о любви и милосердии, мы знаем ещё из прочитанного в школьные годы «Повелителя мух». Если же говорить о новаторстве киноязыка, то финальная сцена из предыдущей работы Дюмона – прекрасных «29 пальм» - справедливо стоит всей полуторочасовой «Фландрии» . Самая запоминающаяся сцена фильма - скрытое от зрительских глаз оскопление солдата-насильника – придуманный ещё дедушкой Хичем способ создания саспенса: в определённых мизансценах звук воздействует на зрителя гораздо более эффективно, чем визуальная картинка.

После выхода из кинотеатра в памяти почему-то остаются не режиссёрские идеи о возможности спасти в себе человека, сохранив любовь и душевную теплоту, а тяжёлые песчаные клубы, поднимающиеся высоко в африканское небо из-под танковых гусениц, и мертвенно бледное лицо главной героини.



Фильм «Фландрия», Брюно ДюмонБезусловно, свою специфическую эстетику всегда можно найти даже в любом помойном трэше. Мне, например, в силу своих извращённых вкусов, очень поэтичной показалась первая часть фильма, в которой французские пейзане, сыгранные непрофессиональными актёрами, совокупляются среди распаханных и залитых дождями полей, сидят в обнимку у костра и ездят на тракторе с высокохудожественной бороной. «Фландрия» - не только картина фальшивой и антигуманной европейской морали, но и удачный способ развеять наивное представление о европейской провинции как о волшебном крае игрушечных домиков с черепичными крышами и стерильной чистотой на улицах – герои здесь хлюпают по грязевому месиву с до боли знакомым и родным чавкающим звуком. И это не может не быть отрадным.



Александр Буренков

02.03.2007


Также читайте в журнале BE-IN:

Столповская & Троицкий

«Сенсация» Вуди Аллена

«Гадкие лебеди» Лопушанского

Комментарии

Читать на эту тему