«4 месяца, 3 недели и 2 дня» Кристиана Мунджиу
  • 30.11.07
  • 697

«4 месяца, 3 недели и 2 дня» Кристиана Мунджиу

«Золотая пальмовая ветвь» Каннского кинофестиваля-2007. Только в киноцентре «Родина»


Фильм: 4 месяца, 3 недели и 2 дня/4 luni, 3 saptamani si 2 zile.
Румыния, 2007
Режиссёр: Кристиан Мунджиу.
В ролях: Анамария Маринка, Лаура Василиу, Влад Иванов.
Жанр: драма
Оригинальная копия с субтитрами – только в киноцентре «Родина».

«4 месяца, 3 недели и 2 дня» Кристиана МунджиуРумынская провинция, 1987 год, до кровопролитного падения диктатуры Николае Чаушеску – год с небольшим. Две студентки политеха, живущие в общаге, сосредоточенно и обречённо готовятся к чему-то важному: занимают деньги, с превеликими сложностями снимают номер в отеле. Одна из девушек, Габита, сама по большому счёту великовозрастный ребёнок, должна сделать аборт, криминальную в сталинистской Румынии операцию. Решительная Отилия – она-то и будет главной героиней фильма – вынуждена за инфантильную подругу заняться всем: гостиницей, деньгами, поисками подпольного врача, который оказывается отвратительным мерзавцем с повадками деловитого мясника.

4 месяца, 3 недели и 2 дня на последнем Каннском фестивале вызвали почти единодушный восторг жюри, закономерно получив в итоге Золотую пальмовую ветвь – к довольно забавному неудовольствию нескольких российских кинокритиков, переживавших за высокопарное звягинцевское «Изгнание». Грандиозный фильм Мунджиу – он, конечно, из другой Вселенной. Время его действия – позорный закат «социалистического лагеря» - провоцирует ещё и параллели с другим громким русским кино текущего года, антисоветским хоррором «Груз 200». Впрочем, это пустое сравнение. «Груз...» - всё-таки в первую голову сугубо личный художественный проект Алексея Балабанова.

«4 месяца, 3 недели и 2 дня» Кристиана Мунджиу«4 месяца» сражают наповал (особенно ближе к финалу) тем, что за румынскими реалиями двадцатилетней давности, за бескомпромиссным натурализмом, изображением кошмарного быта и «социальной критикой» можно разглядеть фундаментальную реальность, где омерзительное присутствует наряду с прекрасным, а насилие и унижение существует рядом с любовью, дружбой, человеческой солидарностью. И сложно сказать, какая сцена в этом фильме действует сильнее, мрачнее: мёртвый зародыш на крупном плане или косноязычный разговор о расставании между отважной Отилией и её ничего не понимающим парнем.

Спорный и звучный термин «пролетарская метафизика» - та призрачная, но прочная нить, что связывает Кристиана Мунджиу с также непременно упоминаемой британской «социальной школой» в кино (Кеном Лоучем, Майком Ли и другими). А отбросившая концы, незадолго до Старшего Брата, социалистическая Румыния, конечно, у него здесь есть – как воздух, отравленный трупным ядом давно преданных идеалов. При таком раскладе людям всё одно ничего не остаётся, кроме как оставаться людьми (что, кстати, и отличает их от героев «Груза 200») – это обстоятельство одновременно ужасает и оставляет надежду, вызывая, пока в тишине бегут по экрану титры, немедленное желание тут же, заново пересмотреть тихий, беспощадный шедевр Мунджиу.

Артём Лангенбург
30.11.2007

Читайте также в журнале BE-IN:
«Русалка» Анны Меликян, рецензия на фильм
«Я обслуживал английского короля» Иржи Менцеля
«Завет» Эмира Кустурицы, рецензия на фильм
«Глюки» Уильяма Фридкина, рецензия на фильм
«Жизнь других» / «Das Leben der Anderen», рецензия на фильм

Комментарии

Читать на эту тему