Катя Федорова о новых героях, Энди Уорхоле и российской моде
  • 18.07.12
  • 1572

Катя Федорова о новых героях, Энди Уорхоле и российской моде

Редактор моды журнала Interview Катя Федорова рассказала be-in.ru о новых героях, запуске Interview, российской моде и стажировке в Америке

О карьере

Семь лет я жила в Америке, изучала маркетинг и менеджмент в Бостонском университете, потом училась в Нью-Йорке, в Parsons, гда шила брюки по ночам, это было ужасно. Так я поняла, что не хочу быть дизайнером одежды. Хотя полученные знания по истории моды и теории цвета впоследствии мне несказанно помогли. Здорово, что в США развита культура стажировки: только так ты можешь понять, чем хочешь заниматься. Я успела поработать во многих местах: на телевидении, в компании по производству нижнего белья, в глянцевых изданиях, была ассистентом нескольких нью-йоркских стилистов. Когда я приехала в Америку, как раз стартовал "Подиум" (реалити-шоу, оно же конкурс для начинающих дизайнеров на канале MTV прим. ред.), который стал очень популярным, и в один миг все превратились в стилистов и дизайнеров. Сама я хотела работать в глянцевом журнале. Мне повезло, я стажировалась в американском Conde Nast Travel.

Фото: facebook.com

Когда вернулась в Москву, у меня уже была цель: я хотела только в Vogue, к Алене Долецкой, которая всегда была для меня главным человеком в русской моде. Я отправила резюме в Conde Nast и регулярно звонила: в итоге меня позвали работать личным ассистентом Долецкой. 

О  работе

Проработав два года ассистентом, затем я стала младшим редактором раздела моды Vogue. Когда Алену уволили, мы все пребывали в некотором шоке. В итоге я не смогла там остаться и тоже ушла. Сначала я не знала, куда пойти работать, потому что никогда не планировала увольняться. В России много других глянцевых журналов, но их проблема в том, что они очень похожи. Такие издания, как нынешний Vogue, Harper's Bazaar, L'Officiel (который постепенно "умирает") практически одинаковые. Сейчас мне уже неинтересно заниматься модой, выражающейся в журнальной полосе с дюжиной остроносых туфель.

Катя Федорова, Алена Долецкая и Полина Сохранова, фото: facebook.com

О запуске Interview

Все держалось в секрете, проходили конспиративные встречи у Алены на даче, где мы обсуждали будущий журнал, что-то придумывали. Об этом можно было бы написать книгу или снять фильм. Я согласна с тем, что нам очень повезло, что Interview решили открыть в России. Но все-таки в этом нет ничего удивительного. Россия – развивающийся рынок как в коммерческом, так и в творческом плане. Когда мы работали над первым номером, я каждый день по 15 минут смотрела "Первый канал", чтобы понять настроения народа. А на следующий день приходила к Алене и спрашивала: "Для кого мы делаем журнал?". Мне действительно становилось страшно от понимания того, что живу в каком-то своем мирке, за пределами которого большинству людей Interview совсем не интересен. А Долецкая всегда говорила, что при запуске Vogue в 1998 году было то же самое. Мы решили, что зададим новую планку и постараемся изменить ситуацию.

О героях Interview

Выбирая героев, мы руководствуемся одним важным правилом: это обязательно должны быть творческие и креативные люди. Но тут возникает другой вопрос. Кого считать творческим и креативным? Например, Марк Цукерберг прямо не связан с творчеством, но все равно его бизнес можно назвать креативным, и он вполне мог бы появиться на страницах Interview.

Иван ургантИван Ургант для Interview, фото: interviewrussia.ru

На обложке одного из номеров появился телеведущий Иван Ургант. По этому поводу в редакции было много споров, обложку активно обсуждали в сети: "Вы же такие альтернативные, у вас на обложке была Лана Дель Рей, а теперь нате вам Ургант". Ну а почему бы и нет? Ургант талантливый комедиант, его знают и любят как в деревнях, так и в Москве, а нам хочется, чтобы как можно больше людей узнали о нашем журнале. Так же как мы стремимся к тому, чтобы наряду с "суперузнаваемыми" людьми на страницах появлялись менее известные герои. Например, кто-нибудь купит Interview из-за Киры Найтли на обложке, а потом прочитает интервью с Иваном Дорном и узнает об этом прекрасном новом исполнителе.

О новых именах

Очень важно обращать внимание на талантливых людей, которые только начинают свою карьеру. Большинство россйиских журналов в основном пишут об уже признанных знаменитостях: складывается впечатление, что они обсуждают по кругу одних и тех же персон. Я уже просто не могу смотреть светскую хронику. Конечно, мы понимаем, что писать только о новичках очень опасно: никому не интересно открывать журнал и не видеть там ни одного знакомого имени. Но  все равно хочется искать свежую кровь. К тому же нас смотрят и читают за границей, и то, что мы можем показать "наших", действительно круто.

О Cycles&Seasons

Я очень люблю этот проект и уважаю людей, которые его придумали, хотя последний сезон меня несколько разочаровал и показался идущим вразрез с идеей мероприятия. Ведь на протяжении всех сезонов Cycles&Seasons поддерживали талантливых начинающих дизайнеров, предоставляя возможность показывать коллекции на подиуме модной недели. Но в последний раз программу сократили до трех показов тех, кто меньше всего нуждается в поддержке: Вики Газинской, Александра Терехова и дуэта Nina Donis. Безусловно, названные очень талантливы, но все равно это люди, у которых уже есть собственный бизнес.

Об Энди Уорхоле

По всей редакции у нас стоят картонные фигуры Энди, мы их даже наряжаем. Для меня Уорхол – человек, который придумал нереальное количество вещей. Interview Уорхола, его "Фабрика" стали символами новой волны, всплеска активности творческих и безумных людей. Да, они много пили и принимали наркотики, но при этом рисовали, снимали кино, сочиняли тексты. Мне хочется верить, что подобное время уже пришло и в Москву: заметно, что люди начали что-то делать.

Фото: tsventoy.com

О российском рынке и моде

В 1998 году, когда здесь появился журнал Vogue, большинство россиян думало, что Vogue – это такая марка сигарет, мало кто знал о "библии моды":  Самый популярный женский журнал Cosmopolitan появился в России только в 1995 году, так что российскому рынку глянца меньше двадцати лет, когда как в европейских странах ему уже 100, если не больше. Понятное дело, что у них поколения профессиональных редакторов и стилистов тех, у кого можно учиться. Мы же начинали с нуля. Большинство редакторов крупных глянцевых изданий прошли школу в Vogue. Я считаю, что работать в России намного интереснее. Проблему русской моды я вижу отнюдь не в отстутствии талантливых дизайнеров, таких много. Дело в том, что у нас вообще нет инфраструктуры, логистики, текстильного производства; государству и инвесторам мода малоинтересна, на ней здесь много не заработаешь, это ведь не нефть или газ. 

Катя Федорова и Сергей Теплов, фото: Алена Чендлер

Я много работала с российскими дизайнерами и знаю все эту "кухню". Сначала появляестя инвестор и говорит: "Я хочу вкладывать в тебя деньги", помогает в производстве и организации показов, но потом внезапно пропадает и оставляет человека либо с долгами, либо с разрушенными мечтами. А когда дизайнеры пытаются делать одежду в небольших объемах, вещи получаются доргостоящими. Понятно, что российских дизайнеров никто не будет покупать по той же цене, что и Dolce&Gabbana, а чтобы производить массово, нужны большие вложения. Получается замкнутый круг. Есть люди, которым нужно ставить памятник за попытки разорвать этот круг:, например, исполнительный директор магазина Mode et café Марина Ример, которая предоставляет молодым ребятам площадку и вообще помогает, чем может. Такой поддерживающей площадкой собирается стать и Interview.

Комментарии

Читать на эту тему